Франтирер из Мормали

  • 14 февраля 2017
  • 16:19

sapelkinВ годы Великой Отечественной войны на защиту страны встали миллионы советских граждан. Многие куряне сражались не только в регулярных частях Красной Армии, но и били врага в составе партизанских отрядов. А один из них, Георгий Сапелкин, — далеко за пределами Родины, в лесах Франции.

Война на пороге
В 1964 году Президиум Верховного Совета СССР наградил 34 французских граждан медалью «За отвагу», за спасение советских военнослужащих. Среди тех, кому помогли союзники, был и наш земляк — Георгий Давыдович Сапелкин.

Он родился в 1917 году в Алексеевском районе Воронежской области в многодетной семье. Его родители умерли рано, поэтому Георгий стал воспитанником Красной Армии, она и дала ему путевку в жизнь.

В 1940 году юноша окончил физико-математический факультет Дальневосточного государственного университета. Затем работал преподавателем физики и математики.

21 апреля 1941 года Георгия Сапелкина призвали в ряды рабоче-крестьянской красной армии (РККА). Эшелоном из Воронежа спешно отправили во Львов, и уже 30 апреля он был на границе с Польшей, оккупированной гитлеровцами. Службу проходил в 6-й армии Киевского особого округа, в гаубичном артиллерийском полку танковой дивизии.

— Мы догадывались, что фашисты будут нападать, и готовились к этому. В подтверждение того, что на границе не все спокойно, вскоре всем солдатам выдали словарь-разговорник, на русско-немецком языке, — вспоминает ветеран.

22 июня в 4 часа утра хорошо вооруженные и подготовленные вражеские войска начали массированное наступление на СССР.

В котле
32-я танковая дивизия, в которой служил Георгий Давыдович, прикрывала границу в направлении Рава Русская. Соединение, как могло, удерживало свои рубежи, пока не оказалось в окружении без боеприпасов и горючего.

В считанные дни, с 23 июня по 13 августа, 6-я армия была почти полностью уничтожена — 600 тысяч военнослужащих оказались в плену. Как рассказывает Георгий Давыдович, ему с группой красноармейцев все же чудом удалось избежать плена. Из окружения они с боями рвались к своим и в конце концов спасли боевое знамя, выйдя из котла к городу Прилуки Черниговской области.
Там была вновь сформирована 6-я армия, которую перебросили под Днепропетровск. Противник в пять-шесть раз превосходил наши войска в живой силе и вооружении. Бои были страшные, и все же пришлось отступить. Город сдали, переправились через Днепр и удерживали плацдарм. Потом снова окружение и прорыв.

Весной 1942 года с ожесточенными боями 6-я армия продвигалась на Харьков. Освободили Изюм, Лозовую, и вдруг приказ: занять оборону! Стоять насмерть, отражая атаки противника. Гитлеровцы смяли 56-ю армию и зашли в тыл 6-й. С мая по июль наши бойцы отбивались от наседающего врага, а затем снова оказались в окружении. Прорывались на восток, не зная, что фашисты уже под Сталинградом.
Шли по ночам, днем спали, спрятавшись в лесу. Оборванные, голодные, ели щавель и мясо убитых лошадей. Восемь раз Георгий Сапелкин оказывался в окружении и всегда выходил из него, а вот в девятый раз, поздней осенью 1942 года, у станции Короча был ранен в грудь и ногу. Его взяли в плен и с другими солдатами погнали на запад.

По бокам колонну конвоировали мотоциклисты, а впереди и сзади — по одному танку. По пути отстающих больных и раненых фашисты тут же расстреливали. Не кормили совсем, только в Полтаве им бросили по кусочку макухи (жмых). Когда входили в город, то пленных встретила большая группа украинцев. Кричали: «Расстрелять!», бросали в людей палки и камни.

partizany-vzorvanyy-sostavНевольник
Пленных загнали в товарные вагоны и отправили в Польшу. Сразу начали распределять по национальностям. Завели на каждого карточку с фамилией, где, кем и в какой воинской части служил.

Многие свои награды и документы прятали, срывали знаки различия.
Георгий скрывать свою фамилию не стал, а вот о высшем образовании и о членстве в партии никому не рассказывал. Социальный статус назвал — колхозник. На руку нанесли номер, а на шею повесили жетон из фанеры.

И опять — битком в товарные вагоны и в лагерь Ламсдорф. Тысячи и тысячи заключенных жили под открытым небом. Кормили утром теплой водой и куском хлеба из отходов. Туалета не было, вместо него — траншея, куда часто падали истощенные пленные, где и умирали. Оттуда их уже никто не вытаскивал и не хоронил.

В лагере отобрали физически здоровых мужчин, выдали рабочую форменную одежду и отправили в шахту добывать уголь на глубине 500-600 метров под землей. Однажды охранникам донесли, что Сапелкин — комиссар. На допросе Георгий Давыдович сказал, что он русский немец, и тогда ему предложили стать полицаем, но он отказался. Потом отправили в другой лагерь, в город Дрезден. Там пришлось работать на бойне — можно было хоть как-то прокормиться. Через некоторое время снова перевели на новое место — в город Риберкур во Франции, где работали в шахтах. Местные учили русских военнопленных языку, подкармливали, так и подружились. Троим -Георгию Сапелкину, старшему лейтенанту Михаилу Грищенко, Ивану Мартынову — предложили работу у хозяина. Они согласились. Французы принесли хорошую одежду, пленные переоделись и под видом местных рабочих покинули лагерь. И в этот раз посчастливилось бежать.

В тылу врага
Спасители накормили красноармейцев, дали им по пистолету, гранате и на велосипедах повезли в лес. По дороге они нарвались на шестерых отдыхающих немецких солдат.

Чтобы отвлечь их, французы предложили им сигареты и внезапно выхватили автоматы. Гитлеровцев быстро разоружили и доставили в расположение сил сопротивления.

sapelkin-236-й ротой франтиреров (французских партизан), в которой оказался Георгий Давыдович, командовал Анри Вандевельд. Уже в 1964 году газета «Известия» писала, что во время торжественной церемонии в Мобеже при награждении Вандевельда советской медалью «За отвагу» он сказал: «Русские были замечательные ребята! 17 человек воевали в моей роте. Если бы вы видели их лица, когда они получали оружие! Мы жили одной семьей, и они сражались, как львы».

В списках его 36-й роты было много русских. Бойцы жили в лесах Мормаль. Задания были разные: пускали под откос поезда, взрывали железнодорожные и автомобильные мосты, склады с боеприпасами и горюче-смазочными материалами. Уничтожали колонны автомобильной техники с живой силой противника. Освобождали пленных. Однажды француженка-партизанка сообщила, что неподалеку в казино отдыхают немецкие офицеры. Сняв часовых, подпольщикам удалось уничтожить 250 фашистов, среди которых были два генерала.

За эту операцию Георгия Сапелкина французы наградили Крестом и медалями.
Вот уже более 74 лет ветеран бережно хранит свой партизанский билет и с грустью вспоминает, что в послевоенные годы к бывшим пленным государство относилось как к врагам народа.

— Обидно и больно было. Не разбирались, почему и как мы оказывались в плену, как фашисты неделями везли тысячи наших людей в наглухо закрытых вагонах, где даже мертвым негде было упасть. Как под жгучим солнцем, без воды, или на морозе, неделями держали под открытым небом. Люди руками рыли себе землянки, чтобы хоть как-то укрыться, — вспоминает Георгий Давыдович.
Он помнит все: как выходили из окружения, как гибли целыми армиями, как бежали из плена и продолжали на чужой земле бить фашистов.

После войны Георгий Давыдович жил и работал директором завода в городе Острогожске Воронежской области, а потом переехал в Курчатов. Работал в клубе «Комсомолец», потом в управлении ЖКХ Курской АЭС. Будучи на заслуженном отдыхе, Георгий Давыдович несколько лет возглавлял Совет ветеранов. Сейчас, почти в 100-летний юбилей, он по-прежнему в строю — встречается с молодежью, совершает поездки по памятным местам. За боевые заслуги Георгий Давыдович награжден орденом Отечественной войны II степени, медалями «За оборону Киева», «За Победу над Германией» и медалью Жукова.

Юрий Муханов, член Союза журналистов России

Вернуться к списку

Вас также может заинтересовать:

TOP5. События недели.

Декабрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Ноя    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Архивы

ВСЕ новости