Курский «джокер» Тимоня

  • 19 апреля 2016
  • 12:56

Говоря о фильмах, так или иначе связанных с курским краем, вслед за дипломной работой Андрея Тарковского и Александра Гордона «Сегодня увольнения не будет», о котором еженедельник писал в № 10, вспомним снятый в 1969 году фильм «Тимоня».
ТимоняОбращает на себя внимание он, прежде всего, тем, что связан с именем Марлена Хуциева – еще одного корифея отечественного кинематографа, режиссера­-постановщика столь знаковых для разных лет советской эпохи картин, как «Весна на Заречной улице» (1956, совместно с Феликсом Миронером), «Застава Ильича» («Мне двадцать лет», 1964), «Июльский дождь» (1966), «Был месяц май» (1970), «Послесловие» (1983), «Бесконечность» (1991).
Как видим, интересующий нас «Тимоня» приходится аккурат между «Июльским дождем» и «Месяцем маем». А это годы окончания так называемой хрущевской «оттепели». Однако, когда на творческой встрече в Курске Марлена Мартыновича спросили об этом фильме, он как-­то и не припомнил о таком событии собственной биографии. Нет его также и в различных интернет­-справочниках.
Но это, в принципе, и неудивительно, поскольку фильм снимался для телевидения, а жизненное пространство у подобной продукции, как правило, невелико: после нескольких показов подавляющее большинство телевизионных – нехудожественных – фильмов отправляется прямой дорогой в небытие. Кроме того, как это явствует из титров, Хуциев выступает здесь в качестве не постановщика, а художественного руководителя, режиссер же – некто Т. Богданова (никаких сведений о ней найти не удалось). Таким образом, связь с корифеем оказывается по сути номинальной.
Тем не менее есть все основания утверждать, что перед нами произведение настоящего искусства, к тому же имеющего первостепенное значение непосредственно для курского края.
Но для начала отметим, как он всплыл из забвения, вернулся из небытия. Так получилось, что у кого­-то из местных жителей Суджанского района, где снимался фильм, сохранилась пленка с его перезаписью. И очень хорошо, что энтузиасты не поленились доставить ее в Курский киновидеофонд, где была сделана еще одна копия. Качество, конечно, оставляет желать лучшего, но хорошо, что хоть такое!
Так чем же так ценен этот «Тимоня»? Во-­первых, в этом 34­-минутном телефильме перед нами в концентрированном виде представлена школа еще одного гиганта советского кинематографа – Сергея Параджанова!
В 1968 году на экраны вышел один из главных шедевров Сергея Иосифовича – «Цвет граната», а еще раньше – в 1964 году – конгениальная первоисточнику экранизация повести Михаила Коцюбинского «Тени забытых предков». Смыслом параджановской школы, целью творческого метода этого художника является сущностное проникновение в фольклор, в его глубины и энергии, в символику как высокого национального искусства (в фильме, посвященном великому армянскому поэту Саят­-Нова), так и бытовой обрядности – на примере жизни карпатского гуцула Ивана.
А здесь – Курск! Как указано в финальных титрах, в фильме принимали участие колхозники артели «50 лет Октября» Суджанского района Курской области. Ткань фильма состоит из записанных в их исполнении различных песенно­-обрядовых эпизодов, сквозь которые неизменным лейтмотивом проходит курский карагод под названием «Тимоня». И это не что иное, как фольклорная первооснова в чистом виде. Живое народное творчество. Совсем не то, что под видом фольклора подается на сцене в исполнении различных как бы фольклорных коллективов. На сценах городских домов культуры можно увидеть высокопрофессиональную хореографию, услышать замечательное хоровое пение, однако это совсем другой жанр, к фольклору аутентичному не относящийся.
Здесь же с точки зрения певческого или танцевального искусства о профессионализме говорить не приходится. Просто не имеет смысла. Здесь совсем другое – ритмы, непосредственно исходящие из натуры, из естества. И в таком натуральном, естественном состоянии со всеми своими загадками и тайнами рождается магия. Магия звучания, в основе которой традиция совместной игры ансамбля дударей, играющих на кугиклах (флейта Пана), дудках, жалейках, пыжатках, гудках… Магия движения, в основе которой оригинальная традиция вождения танцев и карагодов. Магия ритмики, напрямую отсылающая к шаманской практике повторяющегося звукового удара. Магия символов обрядовых действ… И все это под единым куполом животворной природы, исходя из интегральной сущности которого -­ из единства космических ритмов, можно объяснить, например, единство в традициях различных, географически далеко отстоящих друг от друга народов. Глядя на персонажей «Тимони», просто диву даешься, насколько они похожи на героев параджановского фильма «Тени забытых предков»!
И, наконец, магия имени. А кто же такой этот самый Тимоня, именем которого назван и карагод, и посвященный ему фильм? А не кто иной, как персонаж народного творчества – частушек, песен и даже, как видим, плясок: «Есть у нас в деревне Тимоня,/ Недотрога парень-­тихоня./ Он выступает так чинно,/ Улыбнется ­- солнца не видно! /Только заиграет на гармони ­- Сердце мое тянется к Тимоне!/ Коник у него всегда подкован ­- Где ещё найдёте такого?
Но постойте! Те же мотивы можно найти где угодно — в различных культурах Востока и Запада – образ, в котором и шут и плут, и в то же время народный дух, неувядающая народная душа. Одним словом, Джокер, в разных обличиях проявляющийся у разных народов. И оказывается, что и в устном народном творчестве курского края, в местном фольклоре он тоже есть. Хотя и не столь известный, как Тиль Уленшпигель или Ходжа Насреддин, зато свой, особый – с непосредственным курским колоритом Тимоня.

Олег Качмарский

Вернуться к списку

Вас также может заинтересовать:

ВСЕ новости