Небесный щит

  • 11 апреля 2018
  • 15:53

Восьмого апреля в России отмечается День войск противовоздушной обороны (ПВО), в которых в разные годы служили и куряне. Один из них — Владимир Гревцев, отдавший Советской армии в напряженный период «холодной войны» более трех лет.

Старшина Владимир Гревцев (слева)

ДОРОГА НА ВОСТОК
К моменту призыва Владимир успел около года поработать агрономом в Щигровском районе — после окончания семи классов в селе Кировка Тимского района и сельскохозяйственного техникума в Рыльске. А 26 июня 1960 года получил повестку и отправился с земляками по железной дороге на Восток. Вся география родной державы пронеслась перед юношами: Тамбов, Уфа, Челябинск, Омск, Новосибирск, Иркутск, Чита, Хабаровск и, наконец, Владивосток. Незабываемое впечатление оставили реки Волга, Ангара, Амур, а еще — Уральские горы и чудесное озеро Байкал.

Во Владивостоке на окружном сборном пункте призывники переоделись в армейскую форму. Владимир попал в зенитную артиллерию. Воинская часть находилась на острове Русский. Еще в годы войны с Японией на этой небольшой территории дислоцировались мощные береговые батареи. Однако в шестидесятые годы в СССР шло перевооружение.

Поэтому Владимира Гревцева направили в курсантскую школу в поселке Раздольное, где в течение года он изучал новую технику. Присягу принял 15 сентября 1960 года. Курсанты много работали и физически, оборудуя учебный корпус. В классах — на схемах, а на полигоне на технике изучали свои боевые места — станции. Это были новые и уникальные для тех лет установки ПВО С-75. Не верилось, что можно овладеть столь сложным механизмом. Вверху три антенны: наводка по углу, по азимуту и РПК — радиопередачи команд на ракету.

— Если все настроено, отрегулировано и параметры в норме, то работает станция в автоматическом режиме, только контролируй приборы. В расчете все мы были взаимозаменяемы, — рассказывает Владимир Николаевич.

Изучали теорию — электро- и радиотехнику, плюс политическая, строевая, физическая, инженерная подготовка и уставы. С электротехникой было проще, но с радиотехникой… Сотни ламп, цветных сигнальных датчиков, приборы, переключатели и кнопки — но и это все удалось освоить. После учебы и сдачи экзаменов выпускников-сержантов распределили по воинским частям. А это Чукотка, Камчатка, Сахалин и Хабаровск.

Владимира направили в поселок Бира Еврейской автономной области, командиром отделения. И опять стройка, оборудование боевой позиции, подготовка казармы и других помещений. После обустройства снова учеба. В выходные смотрели кинофильмы, которые заказывал замполит батареи капитан Ларин, а в полковой библиотеке было много книг.

Выезжали и в тайгу: долина, сопки, лес, чистейшая вода в реке. Собирали шишки кедров, дикий виноград и голубику. Проходили встречи и с учениками местной школы. Зимой ходили на лыжах вдоль реки, сдавали нормы ГТО.

Владимир Гревцев во время теоретических занятий

НА БОЕВОМ ДЕЖУРСТВЕ
Основное время приходилось проводить на станции, настраивали и регулировали аппаратуру. По команде: «Готовность номер один!» бежали из казармы на позицию, на ходу застегивая гимнастерку и надевая шинель. В кабине уже привычно и почти автоматически руки перебегали по тумблерам и переключателям, затем доклад в кабину «У» (управления) о готовности к работе. И сколько их было, учебных тревог! Но пришло время, и зачитан боевой приказ. Дежурная смена заступила на всех станциях и объектах. Выход из расположения подразделения запрещен.

В апреле 1962 года была объявлена повышенная боевая готовность, а увольнения отменили. Когда дивизион снимали с дежурства, тут же поднимали по тревоге другой. И так происходило постоянно.

В конце 1962 года — выезд на стрельбы по реальным целям на полигон в Прибайкалье. Жили месяц в тайге в палатках, морозы были от минус 35 до минус 45 градусов. Но все прошло штатно, а впечатления от пусков ракет остались незабываемые. Потом — отпуск домой на месяц, из Хабаровска до Москвы на самолете Ту-114.

В наступившем новом 1963 году никто еще не знал, что он станет драматичным для страны и ее Вооруженных сил. Неожиданно 31 мая пришел приказ на срочную передислокацию. Двое суток в авральном режиме без сна и отдыха выполняли демонтаж техники на полигоне, перевозили ее к железной дороге и грузили на платформы. Затем и вещи, оборудование казарм, личное оружие — в товарный вагон, и уже в последнюю очередь грузились сами. Курс — на восток. Но куда и главное — почему, личному составу не сообщали. Лишь позже стало известно, что предатель из Главного разведывательного управления (ГРУ) полковник Пеньковский выдал многие наши военные секреты западным разведкам.

Проехали опять Хабаровск и реку Амур. У Комсомольска-на-Амуре железнодорожный паром перетащил по частям состав через реку. Остановка — Советская Гавань. Здесь разгрузили всю технику. Затем в Ванино погрузили на грузовой пароход «Волгоград» и шли двое суток морем. В бухте Владимир выгружались судовыми лебедками. Далее колонной вдоль берега двинулись в сопки, минуя бухту Средняя, поселки Ракушки и Веселый Яр. Конечный пункт следования — берег с двумя полуразвалившимися домиками. Снова начали отстраиваться. На выровненных площадках развернули технику и начали проверку. Сержант Савельев запустил дизельную станцию.

Но свою позицию начали строить в 3-4 километрах, буквально на камнях, поэтому пришлось взрывами углублять площадку. Через три месяца заступили на боевое дежурство. И опять тревоги, проверки.

Пока возводилась казарма, пришлось всем жить в наскоро приспособленных автоприцепах и кузовах автомашин, ведь в первую очередь необходимо было оборудовать позицию.
Тогда международная обстановка была весьма сложная, натянутая, как стальная струна.

Началось с американского самолета-шпиона У-2, который ракетчики сбили под Свердловском в день праздника 1 мая 1960 года. Кстати, уничтожили этот высотный самолет-разведчик именно ракетой комплекса С-75. Осенью 1962 года случился Карибский кризис, и ко всему прочему еще и деяния Пеньковского. В какой огромный труд и материальные затраты по передислокации лишь воинских частей ПВО вылилось его предательство. Какой урон был нанесен стране…

С-75 «Десна» — советский подвижный зенитный ракетный комплекс. Принят на вооружение в 1957 году.

ВЫПОЛНИВ СОЛДАТСКИЙ ДОЛГ
Хотя Владимиру Николаевичу «везло» на переезды, служба все же шла своим чередом, наступил ноябрь шестьдесят третьего года. И с берега Охотского моря, после 41 месяца службы, можно, наконец, было ехать домой. Из поселка Ольга теплоходом «Владивосток» с сержантами Бабушкиным и Сорокиным добрались до Владивостока, а дальше опять поездом через всю матушку Россию. Пока ехал домой, вспоминал дни службы, и становилось как-то грустно. Армия уже вошла в привычку, бойцы втянулись в нее.

Добрым словом вспоминал своих командиров. Но грело сердце Владимира Гревцева понимание того, что техника осталась в надежных руках. Свою смену они подготовили по полной программе и, стало быть, теперь могли быть спокойны за ПВО страны.

Вячеслав Жидких

Вернуться к списку

Вас также может заинтересовать:

ВСЕ новости