Перекресток фронтовых дорог

  • 15 марта 2017
  • 13:03

valentaynПриближается 72-­я годовщина Победы над фашистской Германией. И все меньше остается тех, кто сражался с захватчиками. На войну каждый из них попадал разными путями, как, например, уроженец села Мяснянкино Иванинского (Курчатовского) района Иван Мяснянкин и его жена Софья Викентьевна, родом из Республики Беларусь.

Десантник под броней
Шел 1943 год. Иван Мяснянкин, как и сотни других призывников, в 18 лет был призван в ряды Красной Армии. Чтобы добраться до линии фронта, он с группой призывников скрытно, полевыми дорогами продвигался в сторону Курска. На открытой местности находиться было опасно, в воздухе барражировали немецкие самолеты. Враг готовился к решающему сражению на Курской дуге.

По ночам на станции Рышково формировались воинские эшелоны с призывниками, которые потом шли на восток, в глубь страны, где на учебных полигонах из вчерашних юнцов в короткий срок готовили бойцов.

Службу Иван Мяснянкин начал в Марийской АССР курсантом в учебном пехотном полку. После присвоения ему сержантского звания был зачислен в Воздушно­-десантные войска. Готовили их для высадки в тыл врага. Занятия были приближенными к реальным боевым действиям. С парашютом курсантов выбрасывали в любую погоду, в основном по ночам, на пересеченную болотисто­-лесистую местность. Вскоре командир отделения Иван Мяснянкин с сослуживцами был направлен в город Горький, теперь уже на учебу в танковую школу.

В начале 1944 года их полк был направлен в действующую армию на 1-­й Белорусский фронт, где они воевали на новых средних английских танках «Валентайн» с 45­-миллиметровой пушкой и двумя пулеметами.

ivan-afanasevichПоэзия боли
С эшелона выгрузились вечером, а утром пошли в атаку, которая оказалась неудачной. Более половины личного состава роты было убито из-­за того, что английская техника была слишком уязвима: имела тонкую броню и высокий профиль. Тем не менее экипаж Ивана Мяснянкина вышел без потерь. Танкисты выбили гитлеровцев с занятых позиций, чем способствовали освобождению польского города Минск Мазовецкий.

А дальше пошли бесконечные атаки, контратаки, бессонные дни и ночи, под постоянным разрывом мин и снарядов, под бомбежками. Тогда, наверное, и проявился у Ивана Афанасьевича талант к поэзии.

Он стал писать стихи о пережитых во время боев чувствах. Командование воинской части ставило его в пример: «Ваня Мяснянкин никогда не унывает, улыбается, не трусит!» А ведь его душа порой не вмещала всю боль от потерь товарищей, от бесчинства врага на оккупированной территории. Танкисты одними из первых освобождали города и села, видели расстрелянных наших бойцов, повешенных ни в чем не повинных стариков и детей.

В конце августа 1944 года под городом Радзивилл в Польше Иван Мяснянкин был ранен. Его танковая рота двигалась на помощь пехоте, которая увязла в боях на окраине города. Колонна танков остановилась на высоте, где разместился наблюдательный командный пункт. Пока офицеры уточняли план наступления, танкисты покинули свои машины и улеглись здесь же на траве.

День был ясный, солнечный. С холма было хорошо видно, как в низине полыхал и дымился город. Оттуда доносились артиллерийская канонада и пулеметная стрельба.
Вдруг послышался хорошо знакомый фронтовикам звук ­- шуршание летящих мин, и сразу ­- взрывы. Иван был контужен и ранен в ногу, как и его друг Володя Вахромеев. Его комбинезон был иссечен осколками, все тело кровоточило. Иван перетащил сослуживца под танк, где смог перевязать его.

Получилось так, что Вахромеев принял на себя все осколки. Вокруг лежали убитые, стонали раненые. Их быстро загрузили в «Студебеккер» и по ухабистому полю, под обстрелом повезли в медсанбат. От взрывов машину бросало из стороны в сторону, с бортов кузова отлетали щепки. И все же грузовик вырвался из зоны обстрела. В пути несколько человек умерли, так и не добравшись до места. Владимир Вахромеев скончался на четвертый день, врачи были бессильны…

Ивана доктора подлечили, и через два месяца он снова был в своей штурмовой 8-­й танковой дивизии на передовой. Дальше были жестокие и страшные бои на Наревском, Сероцком плацдармах, в Восточной Пруссии. Танкисты как могли приближали столь желаемую для всех победу и тернистыми фронтовыми дорогами неумолимо рвались к Берлину, встречая на пути не только горечь утрат, но и радость судьбоносных моментов. Один из них случился с Иваном Афанасьевичем уже после войны. Он встретил ту самую единственную. Но и у нее был свой долгий путь через войну.

sofya-vikentevnaПартизанка из Белоруссии
В этой страшной бойне наравне с мужчинами сражались тысячи женщин. На долю Софьи Матусевич выпала тяжелая участь. Рано утром 22 июня 1941 года послышался нарастающий жуткий гул. Люди из деревни, где жила Софья, выбегали из хат и всматривались в небо. И вот появились вражеские самолеты. Летели они стройными рядами, на малой высоте, черные, с белой свастикой на крыльях. А 13 августа гитлеровцы уже были в ее деревне.

Наступила долгая и страшная оккупация. Фашисты отбирали у местного населения скот, зерно, овощи, охотились за молодежью для отправки в Германию. Люди начали создавать партизанские отряды.

Летом 1942 года во время очередной облавы Софья вместе с подругой скрылась в лесу. В деревню вернулись только вечером. Страшная картина открылась их глазам. По сельской улице метались фашисты и полицаи с факелами в руках, поджигая дома и сараи. Тех, кто не успел спрятаться, а это в основном дети и старики, загнали в сарай и заживо сожгли. Вырвавшихся тут же расстреливали.

Маме Софьи удалось спастись -­ она спряталась в картофельной ботве, но от дома остались одни головешки. Тогда они стали помогать партизанам: собирали продукты, пекли хлеб, приносили одежду.
Перед новым 1943 годом в деревню внезапно нагрянули фашисты. На этот раз Софье скрыться не удалось, ее выдал кто­-то из селян.

Полицаи нашли ее и хотели расстрелять, но спас пожилой немец, который приказал доставить девушку в комендатуру для допроса. Пленницу в одном платьице посадили в сани и по жуткому морозу повезли в город. Она еще не знала, что мать уже убили.
Ничего не добившись от юной партизанки, гитлеровцы хотели отправить ее в Германию, но по пути в эшелон ей удалось бежать. На оккупированной территории, без документов, не имея крова над головой, Софье пришлось скрываться по лесам в партизанских отрядах, у знакомых и дальних родственников, рискуя своей и их жизнями. Так продолжалось до прихода частей Красной Армии.

В свои неполные 18 лет она решила, что только с оружием в руках сможет приблизить конец войны и отомстить за смерть родных и близких. Написала рапорт с просьбой зачислить ее добровольцем в армию. Пройдя подготовку, она стала инструктором санитарной роты 105­-й гвардейской Краснознаменной стрелковой дивизии и в скором времени была отправлена на фронт. Совсем юная, небольшого роста, худенькая, она под обстрелами и бомбежкой оказывала помощь раненым, вытаскивала их на своих хрупких плечах с поля боя.

Свою первую награду -­ медаль «За боевые заслуги» Софья Викентьевна получила за то, что в одиночку под бомбежкой доставила в медсанбат несколько раненых бойцов.

Мирное небо
Победу она встретила в освобожденной Вене и демобилизовалась летом 1945 года. Вернувшись в родную Белоруссию, работала в восстановительных бригадах в городе Марьина Горка. Здесь и встретила своего будущего мужа, Ивана Мяснянкина. Гвардеец­-танкист влюбился в белорусскую партизанку Сонечку. Они поженились и уехали на малую родину Ивана Афанасьевича ­- в Курскую область.

После войны Софья Викентьевна трудилась в торговле, а Иван Афанасьевич работал главным бухгалтером и экономистом в колхозе. Ветеран ушел из жизни в 2003 году, а его супруге совсем скоро исполнится 90 лет. Она по­-прежнему в боевом строю ­- активно работает с молодежью, совершает поездки по памятным местам боев на Курской дуге и в Белоруссии.

Юрий Муханов, член Союза журналистов России

Вернуться к списку

Вас также может заинтересовать:

TOP5. События недели.

Январь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Дек    
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031  

Архивы

ВСЕ новости