Почерк оружейного мастера

  • 05 мая 2017
  • 17:16

В каждой российской семье свято чтят память героев, павших в сражениях за Родину в Великой Отечественной войне. У Александры Новиковой, в прошлом преподавателя Курской СХА имени профессора Иванова, таковым является ее отец — Андрей Лапшин.

img399Вне строя
Андрей Аверьянович родился в 1903 году в селе Тезиково Наровчатовского района Пензенской области, в большой крестьянской семье. В сложные 20-30-е годы в период коллективизации дети были вынуждены уехать из родного гнезда. Андрей, а затем и его младший брат Максим обосновались в Ленинграде, одна из сестер, Марфа, оказалась в Магадане, другой брат поселился в Москве.

На новом месте Андрей устроился работать слесарем-лекальщиком на Кировский тракторный завод. Был передовиком производства, награжден именными часами. В 1935 году переехал в Курск и тоже устроился на завод. Здесь он и женился на Пелагее Леоновой. Перед началом Великой Отечественной войны у супругов было двое детей — Шура и Вова. Как хороший специалист, он получил бронь. Предприятие готовили для ремонта танков и военной техники, а высококвалифицированные кадры были очень нужны. Но когда гитлеровцы подошли слишком близко к Курску, всех отправили в ополчение. Однако вооружить и одеть удалось не каждого, поэтому большинство отпустили по домам. Ополченцы в то время были собраны под деревней Зорино за Сеймом. Оттуда Андрей Аверьянович пришел домой к жене и детям. В городе уже хозяйничали оккупанты.

Орденом Красной Звезды он был награжден за то, что, получив ранение, не покинул поле боя и мужественно отражал контратаки врага.

Оккупация
Семья пряталась в погребе в старом доме на кухне. Туда же опустили 4 венских стула — все богатство. Когда было тихо, Андрей Аверьянович мастерил копилки и кружки из снарядов. Потом Пелагея Николаевна носила это по деревням менять на продукты. 5 февраля 1942 года у них родилась дочь Валентина, причем роды вынужден был принимать сам муж. Детская память Александры Андреевны сохранила некоторые эпизоды из жизни под гнетом фашистов.

— Это было зимой, мы сидели и пили чай из самовара. Заварка — ветка смородины с большим куском сахара, мать где-то выменяла. Кололи его щипчиками-кусачками на мелкие кусочки.

Всем наливали чай в кружку, а сахара выдавали с «ноготок». И вдруг дети увидели: с огорода заходят фрицы. Отца тут же в погреб отправили, половиком прикрыли крышку, а сахар — «большой» кусок граммов 100 — не успели спрятать. Мало того, я еще накинула крючок на входную дверь. На меня закричали мама и бабушка. Вовремя успели его сбросить. Немцы, несколько человек, зашли в дом: «Матка! Курка! Яйка!» Мать развела руками, показывая на троих детей и старушку — тетю Марию Михайловну. Вдруг один из них увидел сахар, кинул весь кусок в кружку, налил кипятка из самовара и выпил все. Я до сих пор не могу забыть эту картину. Какие были у всех глаза! Как было обидно и жалко этого куска сахара, которого хватило бы всем для чая на неделю. Солдаты ушли, мама открыла погреб, и отец вернулся к нам на кухню.

Освобождение
Семья Лапшиных жила в домике на окраине Курска, поэтому гитлеровцы не часто там появлялись. Но пятилетняя девочка хорошо запомнила, как по улицам города громыхали танки, повозки.

Она также помнит, как зимой 1943 года немцы покидали город в сторону Барнышовки, а через 20 минут наши войска стали наступать со стороны Москвы.

Впереди на белом коне и в белом полушубке проскакал командир, а за ним двигались танки и повозки. В доме Лапшиных поселили наших бойцов. Спали они на соломе на полу, а на огороде стояла полевая кухня. Солдаты угощали детей гороховым супом, а вместо сахара давали им веточки или корешки солодки.

Когда город был полностью освобожден, Андрей Аверьянович еще некоторое время находился дома. Мужчин в округе практически не было, и он, участвуя в восстановительных работах, охотно помогал соседским женщинам изготавливать домашнюю утварь. Мужские руки нужны были в хозяйстве. К тому же военное лихолетье объединяло людей, стремившихся помогать друг другу.

С большой теплотой вспоминает Александра Андреевна о жившей по соседству семье Буренко. Сын, Андрей Петрович, ушел на фронт. Впоследствии он стал известным артистом Курского драматического театра. Его отец, Петр Михайлович, был талантливым, образованным человеком. Он столярничал, изготавливал мебель. Это его руками были сделаны два иконостаса для Михайловского храма. Он дружил с Андреем Аверьяновичем, а его маленьким детям рассказывал стихотворения, сказки. Его жена, Ефросинья Васильевна, занималась огородничеством, чтобы в трудное военное и послевоенное время прокормить семью. Так и жили, помогая друг другу.

shturm-reykhstagaНа защите Отечества
11 февраля 1944 года Курский главный военный комиссариат призвал в Андрея Лапшина в армию, сняв с него бронь. Потом он писал с фронта, что служит оружейным мастером — ремонтировал вышедшее из строя оружие. Работы было много, но его квалификация позволяла успешно с ней справляться.

Во время боев он подвозил к передовой боеприпасы. Для этого у него была парная упряжка лошадей. Однажды, когда Андрей возвращался с передовой, на повозку налетел немецкий самолет. В чистом поле этот объект был виден, как на ладони, град пуль обрушился на возницу и лошадей. Андрею Аверьяновичу удалось спрятаться в канаве. Так он остался жив, но был контужен и ранен, а лошади погибли. В той канаве среди убитых его нашли санитары и отвезли в госпиталь. Об этом военном эпизоде он написал в письме к родным в Курск.

После лечения Андрей Лапшин снова встал в строй, с боями дошел до Берлина и расписался на рейхстаге: «Курск. Лапшин». В одном из старых документальных фильмов о Великой Отечественной войне родные героя увидели эту надпись. А в семейном архиве Лапшиных сохранился интересный документ — справка: «Выдана ефрейтору Лапшину Андрею Аверьяновичу в том, что он действительно принимал непосредственное участие в штурме города Берлина в составе 14-й гвардейской стрелковой Звенигородско-Берлинской ордена Суворова дивизии в должности ездового». Медаль за взятие Берлина не вручена из-за отсутствия медалей. Ее он получил уже после войны.

Боевой путь Андрея Лапшина был отмечен многими наградами, но самая важная — орден Красной Звезды. Его он получил за то, что 16 апреля 1944 года близ города Лебус, получив ранение, не покинул поле боя. Он стойко и мужественно отражал контратаки врага. Из своего миномета уничтожил 2 пулемета противника и до 15 вражеских солдат и подавил огонь одной пулеметной точки.

Андрей Лапшин с боями дошел до Берлина и расписался на рейхстаге: «Курск. Лапшин».

Домой — с Победой
С фронта Андрея Лапшина ждали жена и четверо детей. Он вернулся в Курск летом 1945 года, как вспоминает дочь, весь заросший, в гимнастерке и сапогах.

— Это было раннее утро. Он посадил меня на руки, стал обнимать и целовать. Я уже стала забывать отца, от него пахло табаком.

Нужно было обустраивать жизнь: строить дом, растить детей. Андрей Аверьянович по состоянию здоровья на завод не вернулся, устроился водителем в горсовете. Поскольку вместо машин там были лошади, то ему приходилось пользоваться именно таким видом транспорта. Умер Андрей Аверьянович в 1958 году.

Его младший брат Максим Лапшин также прошел большой путь к Великой Победе. Начинал он со срочной службы — 3 года, затем финская кампания и, наконец, Великая Отечественная война до самого конца — 8 лет воинской службы. После войны работал водителем в подмосковной Электростали. Умер в 1987 году.

История семьи Лапшиных в годы войны ярко отражает то трудное время, которое пришлось пережить нашему народу в борьбе с фашистскими захватчиками за свободу и независимость нашей Родины.
Александра Друговская, профессор, член Союза журналистов России

Вернуться к списку

Вас также может заинтересовать:

ВСЕ новости