Шел по городу волшебник

  • 18 июля 2017
  • 14:53

malenkie-tragediiКурской рок-группе «Маленькие трагедии» исполняется 23 года. Парадокс музыкантов состоит в том, что о них в родном городе мало кто слышал, тогда как творения коллектива находятся на поистине мировом художественно-профессиональном уровне.

Официальным днем рождения группы считается 6 августа 1994 года. Ее отцом-основателем и лидером стал выпускник Санкт-Петербургской консерватории по классу композиции Геннадий Ильин.

Первоначально это было трио: помимо клавишника и вокалиста Ильина, в коллективе играли Юрий Скрипкин — на барабанах и Олег Бабынин — на басу. В таком составе «Маленькие трагедии» выступали до 2000 года, после чего состав расширился — к группе присоединились гитарист Александр Малаховский и саксофонист Алексей Бильдин.

Кроме того, в ряде сольных работ Геннадия Ильина, выходивших также под маркой «МТ», партию гитары исполнил Игорь Михель.

Феномен

Это что-то совершенно неожиданное, немыслимое — вот первое чувство, которое возникает при соприкосновении с творчеством группы.

Любители рок-музыки называют Геннадия Ильина «курским Эмерсоном». Имеется в виду британский музыкант, клавишник-виртуоз Кит Эмерсон — гений симфо-рока, иными словами, синтеза двух пространств — академической музыки и рока.

Проблема здесь еще и в неадекватном восприятии самого понятия «рок». Для многих рок — не иначе как молодежное, примитивное громыхание, большей частью деструктивное. И мало кто имеет представление о таких направлениях, как арт-рок или симфо-рок, удовлетворяющих вкус самых привередливых музыкальных эстетов.

Место в контексте

Расцвет этой музыки пришелся на 70-е годы прошлого века, когда свои лучшие альбомы создавали Джон Лорд, Вангелис, «Yes», «Genesis», «King Crimson» и другие. В основе здесь сложные гармонии, но не блюзовой природы, как в традиционном роке, а коренящиеся в европейской классической школе.

Вот к этому направлению и относятся «Маленькие трагедии». С той, однако, разницей, что это иной временной промежуток, и, следовательно, другие энергии и задачи. Да, с одной стороны, это наследники корифеев арт-рока 70-х… Но с другой, говоря «курский Эмерсон», подразумевается вовсе не подражательность, а, во-первых, влияние и наследование, во-вторых, величина таланта.

В целом же у Геннадия Ильина ярко выраженное собственное музыкальное лицо, и, сравнивая его с Эмерсоном, находим больше отличия, чем сходства. Дело в том, что знаменитый британец ориентировался, прежде всего, на исполнительское мастерство, на собственную виртуозность. По природе своей он был явным модернистом, в то время как в основе музыкальной палитры «Маленьких трагедий» — традиционализм с опорой на первоидеи.

Я дух механики. Я вещества
Во тьме блюду слепые равновесья,
Я полюс сфер — небес и поднебесья,
Я гений числ, я счетчик, я глава.

Слова эти из стихотворения Максимилиана Волошина «Два демона», легшего в основу монументальной композиции Геннадия Ильина из двойного альбома «Новый Фауст». Нет, это вовсе не еще одна попытка озвучить историю о персонаже, продавшем душу дьяволу. Здесь, скорее, вид сверху, из космоса, Фауст не как личность, но само обобщенное желание постичь мироздание, вместить его в себя. Общему замыслу соответствуют стихи — помимо Волошина, это «Переход» Владимира Бенедиктова, «Пророки» и «Вечное» Николая Гумилева, «Чаша жизни» Михаила Лермонтова.

В итоге, видим не только синтез двух музыкальных систем — академической и роковой, но также синтез музыки и поэзии, происходящий в пространстве русской культуры, что определяется уже самим названием группы. Когда-то на ее основателя неизгладимое впечатление произвели «Маленькие трагедии» Пушкина в постановке Швейцера — с блестящим актерским ансамблем и гениальной музыкой Шнитке.

Музыка сфер

Таким образом, прочтение симфо-рока именно в русской транскрипции — музыкальной и литературной — и создало феномен своего собственного звучания. Даже если это обращение к иным культурам, то не иначе как сквозь призму русской духовной традиции, будь то Фауст и Данте, Гулливер и «Властелин колец», — для нас все это, выражаясь словами Достоевского, «священные камни Европы». Или же Азии — как в случае с двойным альбомом «Китайские песни» — вершинным, на мой взгляд, творением Геннадия Ильина (наряду с «Новым Фаустом» и трилогией на стихи Гумилева).

Для того чтобы понять смысл и значение той или иной музыки, нужно уловить ее гармонию, погрузиться в ее пространства. А для этого ты должен стать ей сопричастным, только в этом случае она, музыка, примет тебя.

 

Олег Качмарский

Вернуться к списку

Вас также может заинтересовать:

ВСЕ новости