Синтез жанров

  • 11 января 2017
  • 15:34

vinckevich-1В состоявшемся накануне нового года концерте, посвященном открытию Свиридовского центра, наиболее интригующим было участие в нем Леонида и Николая Винцкевичей. Для того чтобы выяснить, что общего между Свиридовым и джазом, нам удалось взять эксклюзивное интервью у основателя фестиваля «Джазовая провинция».

— Я счастлив, что в 18-летнем возрасте мне довелось познакомиться с Георгием Васильевичем. Случилось так, что, когда в Курск в 1968-м приезжала капелла Юрлова (под управлением Кирилла Кондрашина), с ними был и Свиридов. И отец меня познакомил с композитором, поскольку они были соученики — вместе ходили на танцы, обсуждали музыку. Георгий Васильевич учился здесь недолго, но этого хватило для дружеских отношений. И эта встреча, конечно, навсегда запомнилась, тем более что это был замечательный фестиваль, где звучали «Курские песни», «Патетическая оратория».

Говоря о Свиридове, отмечу, помимо всего прочего, что многим композиторам, многим творцам он указал путь к истокам. Это витало в воздухе. В это же время творили Бела Барток, Золтан Кодай — явления европейской музыки, которые были связаны с народным творчеством. И надо сказать, что в русской музыке после Модеста Мусоргского это ведь впервые столь глубокое обращение к фольклору, как в «Курских песнях». Да, в них цитируются народные мелодии, но каков подход композиторский — локальные явления села Плехова, например, он сделал мировыми хитами. И это стало событием для мировой музыки. Поэтому, говоря о Свиридове, думаю, что нам еще только предстоит открыть этого композитора.

Сегодня мало уделяется внимания системному воспитанию и просветительству. И то, что появился Свиридовский центр, — это очень серьезный шаг для того, чтобы донести эту музыку до потенциального слушателя. Более того, это центр современного искусства. Сегодня мы здесь играли как джазовые музыканты, но это вовсе не противоречит музыке Свиридова…

— Вот об этом подробнее. Ведь джаз и Свиридов — это совершенно разные музыкальные пространства.

— Вы знаете, у музыки ХХ века общее пространство. Классика всегда влияла на джаз, а джаз, в свою очередь, влиял на классику, и здесь можно привести десятки примеров. Тот же Морис Равель, например, не мог бы состояться без джазовой музыки, весь джаз второй половины ХХ века не мог бы состояться без Мориса Равеля, без Прокофьева и Свиридова. Для меня лично очень важной временной вехой были именно «Курские песни». А началось с пластинки из журнала «Кругозор», на которой был записан один из наших курских хоров. Когда я начал изучать Свиридова, то был просто потрясен, насколько мастерски это было сделано. И чтобы наш фольклор не забыть, наверное, необходим именно такой взгляд на эту музыку.

А теперь о джазе. Ведь он развивается по пути осмысления самого себя — пути к своим первоистокам. Я черным никогда не стану, никогда не стану и американцем. Путь к себе очень непростой. Но я думаю, что за этим будущее, и не зря мы записали альбом (и пишем уже второй) на основе русского фольклора. Однако для нашей, российской, ситуации характерно и другое: мы еще не успели насытиться европейской и американской музыкой, потому что долгие годы были закрытой страной. Но время осмысления себя придет, мы пока не любим себя, мы пока себя не ценим, считаем, что только там что-то удивительное. Могу сказать, что партитура «Курских песен» у Свиридова фантастическая. А одно только сочинение «Время, вперед!» ставит композитора в ранг гениев — ведь в этом произведении сосредоточены и рок, и джаз, то есть вся та энергетика ХХ века, которая этим жанрам была характерна.

Скажу словами Дюка Эллингтона: музыка — это общий мир. Поэтому для меня нет преград. Сейчас я работаю в джазовом жанре, но я играл музыку Свиридова, Прокофьева, Чайковского, Баха и так далее. Просто жизнь сложилась так, что для себя я выбрал путь, связанный с джазом, но до сих пор для меня очень важно все, что происходит в классике, в мире искусства, потому что это общий мир. Буквально четыре дня назад мы работали в студии с фантастическим классическим виолончелистом Борисом Андриановым, лауреатом конкурса имени Чайковского. Сейчас пишем совместный альбом, в котором и классика, и фольк, и джаз. Почему так происходит? Потому что в воздухе витает идея синтеза разных жанров.

Олег Качмарский

Вернуться к списку

Вас также может заинтересовать:

ВСЕ новости