Совсем заБРЕНДили

  • 26 февраля 2019
  • 15:44

Кто из выдающихся курян мог бы стать «брендом» региона
В ближайшие годы в Курске планируется восстановить исторический облик центра города. Для участия в конкурсе архитекторов привлекаются те, кто способен совместить современность с традициями. Однако без идейного исторического наполнения самые грандиозные изменения и сооружения останутся пустой оболочкой.
Сегодняшняя символика региона жестко привязана к установкам советской эпохи. В рекламном буклете «Символы курского края» из восьми перечисленных великих курян семеро, при всем к ним уважении, – советские граждане. И только последним, как бы невзначай, указан Серафим Саровский.
Та же картина и в топонимике города – в названиях улиц, памятниках. Красный Октябрь, 50 лет Октября, Большевиков, Урицкого, Марата, Маркса, Энгельса, Либкнехта… При этом на баннерах значится горделивое «Курск – город православной культуры». И вот древний Курск, готовящийся отметить 1000­летие своей истории, оказывается замкнут на 70­летнем советском периоде.
Принято считать, что фигур глобального масштаба, таких как Булгаков, Гоголь, Пушкин или уралец Бажов, не рождалось в Курске. И как же здесь быть? Но это ­ поверхностный взгляд. Давайте вместе вспомним выдающихся, но ныне подзабытых земляков, которые достойны стать символами, или, как сейчас модно говорить, «брендами» курского края.

Николай Полевой

Писатели и поэты
Николай Полевой – блестящий прозаик из курского купеческого рода, зачинатель русской исторической прозы, теоретик русского романтизма, основоположник журналистики, создатель журнала «Московский телеграф», историк­новатор и литературный критик. Одним словом, глыба, фигура, равновеликая самому Пушкину.
Но это далеко не единственное забытое у нас имя. Чего стоят, например, «Деяния Петра Великого» еще одного представителя курского купечества Ивана Голикова. Именно этот грандиозный памятник XVIII века использовал Пушкин в работе над поэмой «Полтава», а его конспект лежал в основании его собственной, увы, незаконченной «Истории Петра».
Или же наследие литературной династии Марковых ­ этих «щигровских златоустов», где старший Владислав, «курский Вальтер Скотт», – автор увлекательнейшего романа «Курские порубежники», по сути, литературного воплощения истории региона. Средний Евгений – литератор столь широкого профиля, что одно только перечисление его работ займет целую страницу. А младший Ростислав – краевед, творческий подход которого может стать путеводным символом для изучения на курской почве славянских традиций, этнографии и мифологии.
Ну и как не вспомнить похороненного в Курске Ипполита Богдановича – автора поэмы «Душенька». Современники были поражены новизной ее содержания и формы и произвели Богдановича в «гении». В ней сошлись, как в магическом кристалле, «Амур и Психея» из Апулеева «Золотого осла» с масонскими идеями Михаила Хераскова, создателя «Россияды» и «Владимира».
Множество «белых пятен» на карте нашего края зияет и в ХХ веке. Совершенно не изучен, например, феноменальный роман «Пламень», написанный уроженцем села Турка Рыльского уезда Пименом Карповым. Или же творчество родившегося в Кшени поэта­символиста Валериана Бородаевского, а также Владимира Аристова – создателя исторических романов, без вести пропавшего во время Великой Отечественной войны.

Григорий Шелихов

Наши «Колумб» и «Шерлок Холмс»
Практически не используется историко­культурный потенциал столь грандиозной личности, как Григорий Шелихов — один из основателей «Русской Америки», колоний российской империи на американском континенте. С его собственноручными записками мало кто знаком, а это связано со столь интересной темой, как романтика путешествий и открытий. А дальше ниточка тянется к фигуре командора Николая Резанова (он, кстати, зять Шелихова), прославленной благодаря легендарной рок­ опере «Юнона и Авось».
А уроженец Старого Оскола Курской губернии Иван Путилин – начальник санкт­петербургской уголовной полиции, «гений русского сыска» ­ ведь это не кто иной, как «курский Шерлок Холмс» собственной персоной. Путилин сам написал несколько книг о своей службе (самая известная – «Сорок лет среди грабителей и убийц») и становился героем повестей и рассказов первых русских писателей­детективщиков.

Не только Свиридов, не только Дейнека
На «музыкальной карте» области, казалось бы, один Георгий Свиридов с лихвой заполняет все пространство. Ан нет! Достаточно легкого напряжения зрения и слуха, чтобы обнаружить на земле курской следы пребывания еще нескольких замечательных композиторов недавнего прошлого и настоящего. Это и проведший в Курске школьные годы титан академической музыки ХХ века Всеволод Задерацкий, и представитель нового тысячелетия, ныне живущий в Германии, автор «Нового Фауста» Геннадий Ильин.
Не забудем и про художников. Александр Дейнека ­ мастер, конечно, замечательный. Но одним лишь соцреализмом художественное пространство никак не исчерпывается, и потому надо бы побольше уделять внимания и другим знаменитым в свое время курянам. Прежде всего Вячеславу Шварцу, основоположнику исторической школы в российской живописи, предтече Сурикова и Репина. А также «русскому Модильяни» Константину Истомину.

Иван Путилин

И, конечно, вспомним о Казимире Малевиче. Стараниями журналистов и местных художников большинство курян знают, что автор «Черного квадрата» много лет жил в Курске. Но одного знания мало. Давно пора найти деньги на восстановление «дома Малевича», создать его музей и использовать имя одного из самых влиятельных художников XX века при брендировании области.
Что же касается преодоления главенствующей в советский период идеологии, тут требуется вовсе не отказ от наследия, а некоторый пересмотр явлений. Соответствующий времени новый взгляд, где корневым является отношение к братоубийственной гражданской войне. Ведь это не иначе, как национальная трагедия, требующая не воспевания одной из сторон и отвержения другой, а преодоления разделенности и исцеления.
Иными словами, для того чтобы жизнь заиграла по­новому, чтобы исторический центр был реально восстановлен, а энергетическое ядро заработало с новой силой и регион в своем развитии вышел на новый виток спирали, просто необходима хорошая встряска – в лучшем смысле этого слова.

 

 

КСТАТИ
«Колобок» прикатился из Курска
С Курском непосредственно связаны два выдающихся произведения, посвященные кулинарии, – настоящие энциклопедии поварского искусства, сборники рецептов Елены Молоховец и Екатерины Авдеевой. Сейчас, создавая «Кулинарную карту Курской области», самое время вспомнить об этих женщинах.
Авдеева ­ еще и пионер в собирании русских народных сказок. Именно она впервые записала всем нам знакомую с раннего детства сказку «Колобок».

Олег Качмарский

Вернуться к списку

Вас также может заинтересовать:

ВСЕ новости