Суд запретил жительнице Ростова беременеть от умершего мужа

  • 07 декабря 2018
  • 11:00

Жительница Ростова через суд пыталась добиться от одной клиник Санкт-Петербурга повторной процедуры искусственного оплодотворения (ЭКО), сообщают «Известия». Однако Фемида встала не на её сторону.

История началась с того, что семейная пара из Ростова обратилась в питерскую клинику за ЭКО. При этом муж был на 30 лет старше жены. Услуга была оплачена и проведена, однако результата не дала. При этом в клинике продолжали храниться замороженные эмбрионы, полученные методом интрацитоплазматической инъекции сперматозоида в яйцеклетку (ИКСИ).

Вскоре после первого ЭКО супруг ростовчанки скончался. Она обратилась в клинику с требованиям провести повторную процедуру, но получила отказ. Дело в том, что ещё на стадии заключения договора с клиникой оба супруга подписались под условиями, в соответствии с которыми в случае смерти одного из них эмбрионы уничтожаются. Ростовчанка решила судиться. Однако в итоге Советский районный суд Ростова отказался признать эмбрионы частью наследства умершего, встав на сторону клиники. И эмбрионы были утилизированы.

Как пишут «Известия», подобное решение хоть и кажется бесчеловечным, но имеет под собой серьёзные основания. Так, в своём иске ростовчанка требовала признать эмбрионы частью наследства, оставленного ей мужем. Во-вторых, в соответствии с законом «О защите прав потребителей» оказать услугу, качество которой соответствует договору. Несмотря на то что забеременеть после первой процедуры, прошедшей в октябре 2017 года, женщине не удалось, Фонд ОМС Санкт-Петербурга оплатил её, не найдя нарушений объёмов, сроков, качества и условий предоставления услуги.

«В настоящее время условия договора не исполнены надлежащим образом. Более того, в договоре не содержится положения о том, что окончание лечения может наступить досрочно в связи со смертью одного из супругов», — говорится в заявлении женщины.

Адвокаты клиники в свою очередь сослались на два федеральных закона — «О временном запрете на клонирование человека» и «О трансплантации органов и тканей человека». Якобы без изменения этих нормативных актов эмбрионы невозможно признать частью наследства.

Кроме того адвокаты указали, что эмбрионы хоть и являются биоматериалом обоих супругов, но ростовчанка по сути требует нарушить условия договора, подписанного обоими супругами, о том, что в случае смерти полученные в результате ИКСИ материалы должны быть уничтожены. Конституция РФ же гарантирует равенство мужчины и женщины, в том числе в браке.

«Желание мужчины прекратить хранение эмбрионов и запретить распоряжаться ими после его смерти, выраженное в заявлении, относится к его неотчуждаемым правам, составляющим основу правового статуса личности в РФ», — пояснила изданию Vademecum Ольга Зиновьева, управляющий партнёр адвокатского бюро, представлявшего интересы клиники.

Добавим, что до сих пор в России было лишь одно подобное судебное разбирательство. В 2017 году городской суд Черкесска разбирался в споре бывших супругов. Мужчина настаивал на уничтожении эмбрионов, хранившихся в клинике. Женщина пыталась не позволить это сделать, однако в документах было обозначено, что криоконсервация может быть прекращена, если об этом заявит один из супругов. Когда историю заметили журналисты, женщина забрала заявление, пишут «Известия».

Мировая судебная практика на этот счёт более разнообразна. Так, в Исландии биоматериал уничтожается автоматически при разводе. В Испании мужчина имеет право требовать отказа от выполнения процедуры, только если он на самом деле живёт с женой. А в Германии и Италии ни мужчина, ни женщина не могут без штрафа отказаться от проведения процедуры, если яйцеклетка уже была оплодотворена.

Вернуться к списку

Вас также может заинтересовать:

ВСЕ новости