Воля к свободе

  • 23 октября 2018
  • 17:14

В годы Великой Отечественной войны на борьбу с гитлеровцами были брошены все силы большой страны Советов. Миллионы людей сражались на фронтах, другие ковали Победу на производствах и в тылу врага. Во время оккупации в селе Большие Бутырки Мантуровского района было создано комсомольское подполье.

Выпускной Тимского педучилища

МОИ ПОМОЩНИКИ
О нем мне рассказала ныне покойная Мария Ильинична Семенова (в девичестве Трухина). Мы сидели на крылечке ее дома. К моей радости, она оказалась хорошей рассказчицей. Я чрезвычайно благодарен ей за то, что она нашла мне удивительную, просто уникальную фотографию, сделанную в июне 1941 года, — именно в канун начала Великой Отечественной войны. На снимке запечатлен один из выпускных классов Тимского педучилища. В левой части — самая крайняя в первом ряду — юная учительница Настя Трухина. Многие парни с фотокарточки, по-видимому, погибли позже на разных фронтах.
Илья Трухин и его супруга Евдокия Николаевна имели четырех сыновей и двух дочек. К периоду описываемых событий глава семьи уже умер, а три его сына были на фронте. Старший, Евгений, служил в авиации, а Михаил и Иван воевали в пехоте. Домой они не вернулись, — сложили головы вдали от родных мест. А две дочери, Настя и Маша, и младший сынок Коля жили в Бутырках с мамой.

Комсомольское подполье
В июле 1942 года, после жестоких кровопролитных боев в восточных районах Курской области и под Старым Осколом, Красная Армия отступила к берегам Дона и Воронежу. Но вырваться из кольца окружения удалось не всем; туго пришлось тем, кто был ранен. Поэтому и оказался в Больших Бутырках капитан Владимир Хованский. К чести жителей села должен заметить, что женщины-колхозницы сделали все возможное, чтобы спрятать его и лечить, хотя и очень рисковали жизнью за укрывательство советского командира.
Встав на ноги, офицер начал помогать своим спасительницам по хозяйству и в полевых работах. Знали ли о нем прислужники фашистов — предатели-полицаи, неизвестно. Им селянки могли сказать, что Владимир — простой раненый боец, попавший в окружение в летних боях.
Капитан сплотил вокруг себя несколько надежных местных комсомольцев и организовал подпольную группу. Вроде бы никаких военных объектов здесь не было, но недалеко находилось шоссе, идущее через Тим и Погожее на Воронеж, а через Куськино — на Старый Оскол. Юным патриотам приходилось ходить в соседние села и поселки к таким же, как и они, молодым подпольщикам, распространять листовки и собирать сведения о движении гитлеровских войск в сторону Дона. Эти данные были очень важны для разведки Брянского фронта, а потом и Воронежского.

Непосредственно Владимиру помогали Настя Трухина и Николай Семенов, который тоже был из местных. Мне даже представить себе страшно: осенью в непогоду и дожди, а зимой по глубокому снегу в мороз, а то и в метель, рискуя нарваться на патрули или быть разорванными стаями голодных волков, ребята пробирались за многие километры в Старый Оскол, Быстрецы, Погожее и другие населенные пункты. И я преклоняюсь перед их смелостью, мужеством и упорством, но главное — любовью и преданностью своей многострадальной Родине.
По воспоминаниям Марии Семеновой, капитана они именовали Фокин-Хованский. Но какая из этих фамилий настоящая, она не знала. Офицер скрытно пришел в село в начале июля 1942 года с двумя своими бойцами: тезкой Володей и Сашкой. Через неделю они ушли пробиваться к своим на восток, а капитан остался из-за ранения. Его приютила и кормила Акулина Трухина. Окрепнув, Владимир стал помогать женщинам на косовице, жнивье и скирдовке. Пробиваться к Дону через тылы фашистов и переходить линию фронта было уже опасно. Но и сидеть сложа руки он не мог.

Загадочная переводчица
Помимо ведения визуальной разведки, у подпольщиков вскоре появился очень ценный источник информации, причем непосредственно в гитлеровской комендатуре. При ней была переводчица по имени Аня. Она приехала в село вместе со штатом комендатуры; но кто она и откуда, никто не знал. Коля Семенов познакомился с Аней; возможно даже, что между ними возникла любовь. Так или иначе, но ценные сведения, которые она добывала, через Колю Семенова поступали к капитану Хованскому. А затем уже Настя Трухина доставляла их в село Погожее Тимского района, в котором был кто-то из наших партизан или же их связной. Со слов Марии Ильиничны Семеновой (Трухиной), партизанской группой руководила Анна Лосева — вместе с мужем (он был терапевтом) и двумя маленькими детьми она жила у Домны Федоровны Гуляевой в селе Букреевка.
Часто по ночам в дом к Трухиным наведывались связные: сразу вызывали Настю на улицу и о чем-то тихо говорили. А случалось, что Настя и Коля Семенов исчезали из села на сутки и более. Вероятно, что мама Насти Трухиной Евдокия Николаевна, мама Коли Семенова — Варвара Петровна и Акулина Трухина (у которой скрывался капитан) догадывались, какую смертельно опасную работу ведет молодежь.
В конце сороковых годов командир подпольной группы Владимир Хованский в офицерской форме приезжал в Большие Бутырки, чтобы навестить своих спасителей. После освобождения района от гитлеровской оккупации Настя Трухина стала работать в местной школе, а когда вышла замуж — уехала в город Гатчину Ленинградской области. Много лет преподавала, приезжала в отпуск в родное село.
А вот Коля Семенов погиб в дни освобождения области. Мария Ильинична сказала, что он понес сведения на Лобовы Дворы (где в это время шли бои) и не вернулся. Также неизвестна и судьба Ани — переводчицы. А ведь она немало рисковала, добывая сведения, и тоже «ходила по лезвию ножа».

Из воспоминаний
Интересно, что о патриотах из Больших Бутырок упоминает и Екатерина Багликова в своей статье «Тимские подпольщики», опубликованной в газете «Слово хлебороба».
Она пишет, что летом 1942 года, после неудачной попытки эвакуироваться на восток, их семья вернулась в село Быстрецы Тимского района.
А дней через пять к ним пришла незнакомая женщина и о чем-то тихо говорила с ее отцом — Иваном Тимофеевичем (в 20-е годы бывшим военкомом Тимского уезда). Потом она приходила еще не раз, а когда убедилась, что девчата-комсомолки не выдадут ее, стало известно и имя тимчанки — Аня Лосева. Она выполняла задания подпольного райкома партии и его секретаря Бычкова Алексея Стефановича.
Вскоре и комсомолки из села Быстрецы были привлечены к подпольной работе. Процитирую фрагмент из воспоминаний Екатерины Багликовой: «Мы переписывали, распространяли приносимые Аней листовки. Однажды я получила задание связаться с мантуровскими подпольщиками. В Бутырках установили связь с комсомольцами Николаем Семеновым и Настей Трухиной. Нам надо было переправить из другого села к Бычкову капитана Хованского, который раненым попал в окружение. Это задание мы должны были выполнить с Варварой Овчинниковой, она и сейчас работает в Быстрецкой восьмилетней школе. Однако той же ночью капитан был уже в Быстрецах. Его привела незнакомая нам женщина. Несколько дней находился Хованский на квартире у нее. После Хованский встречался с Бычковым и был назначен комиссаром Тимского подполья.
Бутырский подпольщик Николай Семенов через переводчицу доставал пропуска. По ним мы вывели из Старооскольского госпиталя несколько раненых солдат и офицеров. Так в нашей семье появился капитан Иван Фролов. Поправившись от ран, воины уходили через линию фронта…»
Так что все услышанное мной в Больших Бутырках от Марии Ильиничны Семеновой полностью подтвердилось в статье полувековой давности из Тимской районной газеты.

Вячеслав ЖИДКИХ

Вернуться к списку

Вас также может заинтересовать:

ВСЕ новости