РИА Курск

Загружаем...

Актерский тимбилдинг



Актерский тимбилдинг

С приходом зимы Курский драматический театр имени А.С. Пушкина решил порадовать зрителя новой ретро­-комедией: о солнце, лете и любви. Премьерный спектакль «Чужой ребенок» (по пьесе Василия Шкваркина) поставил режиссер и преподаватель из Москвы Александр КАНЕВСКИЙ.

Кстати, Александр Исаакович во второй раз посещает Курск, а впервые приезжал в наш город 21­-летним юристом. Это первая профессия Александра Каневского.

­- Я выбрал данную специальность, потому что не попал на актерский факультет в Щукинское училище. Если бы не отсеяли, то был бы однокурсником Кости Райкина, -­ вспоминает Александр Исаакович. ­- Грустно то, что отказали мне после четвертого тура. Обидевшись на весь мир, я пошел в юристы и даже немного поработал по специальности. А потом все же в 27 лет поступил на режиссерский факультет ГИТИСа.

Как утверждает Александр Каневский, обе профессии очень похожи и заключаются в умении выстраивать причинно­-следственные связи в возникшей ситуации. С другой стороны, режиссер способен сплотить довольно большую группу людей: актеров, художника-­постановщика, сотрудников цехов, и при этом не только создать спектакль, но и помочь этим людям (и себе) творчески вырасти.

На вопрос о том, какой он режиссер -­ авторитарный или, наоборот, добрый и разъясняющий, Александр Исаакович ответил:

Не строгий, отчего и страдаю. Артисты, в принципе, многое могут сделать сами. Просто им трудно договориться, кроме того, они не видят целого, а лишь части, связанные с историей персонажа, которого играют.

Когда речь заходит о том, что приобрел или потерял театр в век стремительно развивающихся технологий, мой собеседник замечает:

­- Я сам долго не хотел покупать современный сотовый телефон, пока ученики не уговорили. С появлением гаджетов и развитием интернета театр стал технологичным, из-­за чего уникальные профессии ушли в прошлое. Например, столяры, бутафоры в цехах. Это профессионалы, которые делали редкие вещи. А сейчас повесили баннер или включили на экране кино – и достаточно. Кстати, если в спектакле нет видео, вам несказанно повезло. Я считаю, что в театре новое должно жить рядом со старым, ни в коем случае не вытесняя его.

К слову, в постановке «Чужой ребенок» нет ни баннера, ни экрана.

­- Мы сделали некую стилизацию тридцатых годов минувшего столетия (пьеса написана в 1933 году) с помощью музыки, плетеной мебели, костюмов, -­ рассказывает режиссер, -­ старались восстановить не только фасоны платьев того времени, но и сшить их из тканей, которые были тогда актуальны. Забавно было, когда я молодым актрисам говорил: «Это платье из креп-­жоржета», а они задавали вопросы: «А что это?»

Как поясняет режиссер­-постановщик, новый спектакль ­ типичный водевиль, потому что ситуация, возникшая в постановке, анекдотическая.

Главная героиня, молодая актриса, запутала остальных персонажей ради сиюминутной цели – успешно сыгранной роли. Несмотря на то что это водевиль, то есть комедия положений, все настолько втягиваются в ее игру, что в итоге виновница сложившейся ситуации не знает, как все вернуть назад. Драматург Василий Шкваркин в финале написал замечательный монолог ее отца, транслирующий для зрителя очень важную вещь: на театре лежит огромная ответственность, потому что он должен не только развлекать, но и что­-то оставлять в душах и сердцах зрителей.

Что касается того, как режиссеру работалось с курской труппой, он отметил:

­- Полагаю, ответ вам уже известен. Артисты хорошие – два актерских поколения, люди одаренные. Пристраивались мы друг к другу недолго, но чувствовалась разность актерских школ. Постановка спектакля – это совместный путь с преодолением различных препятствий. Своеобразный тимбилдинг. И я искренне надеюсь, что путь, который мы прошли, привел к хорошему результату.

Татьяна Смирнова