Большая пресс-конференция Владимира Путина: кликбейт для президента

Взгляд из зала на главное медиасобытие декабря.
10:55, 22.12.2019

Меня зовут Сергей Афанасьев. Я – главный редактор РИА «Курск сегодня». В журналистике я работаю с 1996 года, и за это время успел пообщаться со многими известнейшими российскими политиками – от Бориса Немцова до Дмитрия Медведева.

В далеком 2000 году я был одним из двух курских журналистов, которым удалось задать вопросы Владимиру Путину, только что избранному президентом России и приехавшему накануне Дня победы в Курск. Большие ежегодные пресс-конференции для российских и иностранных СМИ Путин проводит с 2001 года. Но так получилось, что как раз на них мне до нынешнего года не получилось побывать ни  разу.

Поэтому 19 декабря в Москве я воспринимал всё увиденное не «замыленным» взглядом. И мои заметки с пресс-конференции – это записки новичка.

Подготовка и прибытие

Все журналисты, желающие задать вопрос президенту, должны заранее аккредитоваться. Цель аккредитации, во-первых, отсеять совсем уж  незначительные СМИ (понятно, что и у корреспондентов многотиражных газет имеются острые вопросы, но зал, где проходят встречи, не резиновый) а во-вторых — проверить личности самих журналистов на предмет адекватности. Если вы получили приглашение, далее вашей встречей и выдачей пропуска на мероприятие занимается президентская пресс-служба.

В этом году пресс-конференция проходила в Центре международной торговли. Туда можно было добраться самостоятельно. Но лучший вариант – воспользоваться автобусами для прессы, которые встречали журналистов у станции метро Выставочная. Чтобы уж точно не заблудиться.

Я подъехал к ней около 10 часов утра, и примерно половину моего вагона метро занимали коллеги – люди разных лет с внимательными глазами и фотоаппаратами или кофрами видеокамер через плечо.

В приглашении от президентской пресс-службы говорилось, что для посадки в автобус нужно предъявить распечатку приглашения. Возможно, поначалу их и впрямь спрашивали. Но в этом году на пресс-конференцию аккредитовалось 1895 журналистов, и водители просто устали. По крайней мере, когда я полез за бумагой, человек у распахнутой двери микроавтобуса приглашающе махнул рукой: «Садись!»

Действительно, даже если бы в ЦМТ приехал самозванец, дальше подъезда №6, где выдавались пропуска, он бы не прошёл. Кстати, и здесь процедуру слегка смягчили: редакционное удостоверение, указанное как обязательный документ, не потребовалось. Ограничились сверкой паспортных данных. Иначе и без того неторопливая очередь двигалась бы еще медленнее.

Безопасность

Несмотря на все послабления с документами, на бдительности охраны это не сказалось. Перед тем, как попасть в зал пресс-конференции, участникам пришлось пройти три проверки. Первую — перед  получением аккредитационной карточки в подъезде №6 и еще две – в подъезде №4, где находится конференц-зал: на входе и перед самим залом.

В принципе, сама процедура проверки была не строже, чем в обычном аэропорту: рамка металлоискателя, рентген для личных вещей и личный осмотр сотрудником Федеральной службы охраны. Единственное отличие от аэропорта – охранник осматривал всех, независимо от того пищала рамка металлоискателя, когда вы проходили ее, или нет.

Кстати, те, кто зашел в конференц-зал слишком поздно, рисковали остаться без места. В 11-50, за десять минут до начала мероприятия, в проходах стояло десятка полтора журналистов, растерянно крутивших головами: все кресла оказались заняты. Им вежливо предложили пройти в фойе и там посмотреть трансляцию на большом экране.

«Кликбейт» для президента

В этом году на пресс-конференцию Владимира Путина от Курской области аккредитовались я, Елена Гамова от «Курской правды», Анна Коршунова от «Друг для друга», главный редактор журнала «ВИП» Михаил Изотов, редактор газеты «Знамя победы» Поныровского района Виктория Данилова, Валерий Безруков из «Курской недели» и съемочная группа телекомпании «Сейм».

За все время проведения таких мероприятий, курскому журналисту удалось задать вопрос президенту лишь однажды – в начале 2000-х повезло корреспонденту газеты «Курский вестник» Ольге Сушковой. Впрочем, тогда это было сделать намного проще.

На первых пресс-конференциях Путина количество журналистов варьировалось  от 500 до 1000 человек – сущая «мелочь», по нынешним временам. Тогда пресс-секретарь президента мог запросто дать слово человеку, просто поднявшему руку. Но к 2019 году сложился определенный ритуал.

Поднятой руки для получения слова достаточно корреспондентам крупных федеральных изданий, информационных агентств и центральных телеканалов. Как правило, пресс-секретарь президента Дмитрий Песков знает их лично и дает возможность задать вопрос. А вот провинциалам приходится приложить немало усилий, чтобы привлечь к себе внимание.

В интернет-СМИ эффектные заголовки и фотографии, на которые кликает «мышью» читатель называются «кликбейтом». На пресс-конференции таким кликбейтом становятся необычные плакаты, одежда и реже — поведение.

В этом году еще до начала пресс-конференции, в фойе, телекомпании наперебой брали интервью у журналистки с Камчатки — красивой девушки с чуть раскосыми глазами в платье, напоминающем костюмы народов Севера. Обратил на неё внимание и Песков – девушка задала второй вопрос пресс-конференции, сразу после представителя радиостанции «Маяк».

Впрочем, внимания телеканалов для гарантированного получения слова недостаточно. В зале рядом со мной сидела сплоченная группа коллег из Астрахани. Они были одеты в одинаковые футболки и держали бумажные плакаты с призывом обратить на себя внимание. Вопрос был о предотвращении обмеления рек.

Астраханцев заметила съемочная группа Первого канала и в прямом эфире взяла небольшое интервью за пять минут до начала пресс-конференции. Но задать вопрос президенту им так и не удалось, хотя к исходу четвертого часа мероприятия коллеги перешли к скандированию во время каждой паузы: «Аст-ра-хань!» Не помогло.

Без плаката обошелся питерский журналист Виктор Смирнов, который выкрикнул вопрос с места и буквально перехватил девушку с микрофоном в зале. Песков сделал ему выговор, но журналист своего добился – Путин на вопрос ответил. После этого Смирнов попросил у президента еще «десятиминутное интервью, пока вы идете к своей машине». Похоже, Путин слегка оторопел от такой наглости, и в ответ пообещал поставить его «в очередь на ближайшие годы».

Ближе к финалу пресс-конференции Владимир Путин начал лично давать слово журналистам. Ориентировался он, опять же, на плакаты.  И сам поддался на «кликбейт». Корреспондент «Русской службы Би-Би-Си» Фарида Рустамова держала безобидный плакат о «Семейных ценностях», но вопрос задала очень острый: о бизнесе предполагаемых дочерей президента Екатерины Тихоновой и Марии Воронцовой и о том, не пора ли официально признать, что те являются членами семьи Путина. (С момента первого избрания на пост президента личности дочерей Владимира Путины засекречены.)

Глава государства на вопрос ответил частично. Он не признал, что Тихонова и Воронцова имеют к нему какое-то отношение, но назвал их род занятий очень важным и полезным для развития страны.

О чудаках

Различного рода «неформатные» персонажи – неизменный атрибут практически всех президентских пресс-конференций. Каждый раз к микрофону обязательно пробивается человек со странным вопросом или призывом. Например, попробовать уникальный квас, который производится только на одной фабрике в мире.

В этом году таковых было немного: очень многословная женщина хотела вручить Путину журнал «Огонек» за 2000-й год со своей публикацией. А журналист и писатель, бывший преподаватель журфака МГУ Владимир Шахиджанян сообщил, что половина присутствующих в зале училась у него, а вторая половина «делала детей» по его способу зачатия.

«А способ разве не один?» — удивился Путин. «Нет!» — парировал Шахиджанян и призвал обязать всех российских чиновников изучить его новую книгу о методах «слепого» набора текста на компьютере. «Владимир Владимирович только что посмотрел стендап», — метко резюмировали коллеги из «MASH».

Также запомнился журналист из Болгарии, который, отчаявшись получить слово, перекричал всех в зале и сообщил, что хочет подарить президенту России икону. Надо сказать, на этом болгарская делегация не успокоилась и пыталась докричаться до Путина, когда он по окончании пресс-конференции покидал зал. Не получилось.

Важные заявления

Пожалуй, самым сенсационным заявлением президента, прозвучавшим 19 декабря, стали слова о том, что из статьи Конституции, регулирующей количество президентских сроков, надо убрать оговорку «подряд». То есть, фактически, он высказался за то, чтобы ограничить их количество.

О медицине: «На первичное звено здравоохранения в России  дополнительно будет выделено 550 млрд руб. Деньги пойдут на приведение в порядок основных фондов, приобретение техники и транспорта. Предполагается привести в нормативное состояние и построить 10 тысяч учреждений, приобрести 37 тысяч транспортных средств и до 10 тысяч единиц различного оборудования».

О газовых отношениях с Украиной: «Украинский маршрут для нас дороже, чем маршрут по Балтийскому морю, но мы готовы его сохранять. И мы готовы поставлять газ со скидкой 20–25%, я об этом уже говорил. Я думаю, что мы договоримся».

О диалоге с США: «Мы заинтересованы в поддержании отношений с США вне зависимости от того, кто сидит в Белом доме и кто контролирует конгресс. Мы вплоть до конца года готовы взять и продлить действующее соглашение СНВ-3. Если не будет СНВ-3, то не будет вообще ничего в мире, что сдерживает гонку вооружений».

О Ленине: «Он был, скорее, не государственным деятелем, а революционером. До революции 1917 года Россия была строго централизованным, унитарным государством, а Ленин фактически предложил конфедерацию, в которой этносы были привязаны к конкретным территориям, получившим право выхода из состава Советского Союза. Это создало «болевые точки», которые существуют и поныне»

Резюме

Лично я хотел задать президенту вопрос об обеспечении больных дорогостоящими импортными лекарствами, которые часто по качеству оказываются лучше отечественных препаратов. Мне это сделать не удалось, но похожий вопрос прозвучал.

Владимир Путин ответил в том смысле, что конечно нужно поддерживать отечественных производителей, но если они не справляются, закупать иностранные препараты. Очень хочется, чтобы за этими словами последовали конкретные решения.

«Убойные» цитаты Путина

Я попадаю в льготные категории по билетам на Дальний Восток.

Люди должны знать, что поступает, откуда поступает, на каком основании поступает и в каком виде это будет дальше развиваться.

Модель лучше не трогать, она развивается. (о медицинской реформе)

У нас подавляющее большинство спортсменов чистые. У нас девочки в фигурном катании четыре оборота прыгают. Их зачистить хотят? Это решение носит политический оттенок.

Донбасс порожняк не гонит! (О переговорах по «минским соглашениям»)»

Нужно идти вперёд, развиваться активно, а не оглядываться в прошлое. (по поводу невыноса Ленина из мавзолея)

Рамзан Кадыров подвергается опасности в ежедневном режиме. Под пули лезет!

Хотите поддержать Украину — дайте денег, а не за наш счёт.

Вы придурки? Вас бы никого не было, кто так рассуждает! (Путин вдруг вспомнил опрос про сдачу Ленинграда)

В Конституции всё так или иначе менять можно, кроме первой статьи. Можно убрать оговорку про два срока подряд.

Самое простое — разбрасывать деньги налево и направо, не думая, что будет, если цены на нефть упадут. Мы делать это не будем.

А у вас в Берлине бандиты гуляют по городу.

Вы верите тому, что написано в западных СМИ?

Искусственный интеллект у нас лучше всего развит в Сбербанке.

Никакой новой пенсионной реформы не будет!

Российское здравоохранение и так бесплатное. Мужчины детей не рожают, а женщины — рожают. Нужно повышать коэффициент рождаемости. (отвечая на вопрос о сборах денег на лечение детей)

Свободный и суверенный интернет не противоречат друг другу. Суверенный нужен, чтобы защититься от отключения интернета извне. Смысл закона только в этом. Мы не движемся в сторону закрытия интернета и не собираемся этого делать.

Вернуться к списку

Загрузка...

читайте также: