Дочь курянки, умершей в больнице: «Моя семья не опасна для окружающих!»

В интервью РИА «Курск» Татьяна Лыткина откровенно рассказала о своей семье, болезни мамы и жизни в карантине
16:12, 17.04.2020

11 апреля в областной инфекционной больнице имени Семашко скончалась пожилая женщина, лечившаяся от коронавирусной инфекции. Обстоятельства ее болезни и лечения были окружены множеством слухов. Люди говорили о неких «покровителях», которые «заставили» положить женщину в больницу. О том, что она «заразила» десятки окружающих, и многое-многое другое.

В редакцию РИА «Курск» обратилась дочь этой женщины – сотрудник полиции Татьяна Лыткина. Она сама предложила рассказать историю болезни своей мамы и карантина своей семьи. В интервью содержится жёсткая критика видного курского общественника. Но одним из главных условий беседы была возможность для нашей собеседницы высказать свою точку зрения и оценки случившегося с её семьёй.

— Татьяна Викторовна, когда появились первые публикации о госпитализации вашей мамы, в СМИ вас называли «высокопоставленным сотрудником курской полиции». Поэтому в начале нашей беседы расскажите о себе.

— Я – начальник подразделения по делам несовершеннолетних УМВД России по Курской области, подполковник полиции. Окончила Ростовский юридический институт МВД России и уже 25 лет с честью и гордостью служу народу. Вряд ли меня можно назвать таким уж высокопоставленным полицейским.

— К этому интервью вас подтолкнули многочисленные публикации о вашей умершей маме. В СМИ и соцсетях появлялась информация, что вы, якобы, знали о болезни мамы и, тем не менее, добились, чтобы ее положили в общую палату областной больницы. Как всё было на самом деле?

— Давайте я сначала немного расскажу о маме. У неё шестеро детей. Двадцать лет назад мама потеряла мужа и сама воспитывала нас, была без остатка предана семье и детям. К сожалению, у нее были проблемы со здоровьем. У мамы было слабое сердце. В областной клинической больнице ее уже несколько раз спасали, и доктора ее хорошо знали.

Когда маме в очередной раз стало плохо, оказать ей помощь в районной больнице не смогли бы. Мы вызвали Скорую помощь. Все говорило о том, что у мамы инфаркт. Всего она перенесла два инфаркта и инсульт. В тот момент, все только начали говорить о новом вирусе, массовых заболеваний в области не было, и вопрос о нём не стоял вообще. Никто из родственников не болел даже респираторными заболеваниями.

В этих условиях фельдшеры приняли решение везти маму в областную больницу. Такого, чтобы мы знали, что у мамы есть коронавирус и настаивали, чтобы ее положили именно в областную больницу, не было. И родители, и профессия научили меня нести ответственность за людей. Я никогда бы не совершила поступок, который отрицательно повлиял бы на жизнь и здоровье окружающих.

— Давайте окончательно расставим точки над «И» в этом вопросе. Было много разговоров, что вашу маму положили в областную больницу по личному указанию одного из заместителей губернатора, несмотря на то, что врачи были против. Так ли это?

— У меня нет таких связей, чтобы за меня хлопотал заместитель губернатора. Маму повезли в областную больницу потому, что ей была нужна помощь кардиолога. Она там лежала не первый раз, врачи её хорошо знали и сделали все, что зависело от них. И за это им большое спасибо.

— Удалось ли выяснить, как ваша мама заразилась?

— Учитывая количество инфицированных людей в мире, многие задают себе этот вопрос, на который получить ответ не могут. В СМИ много говорили, что ее родственники, в том числе и я, часто бывали за границей и в Москве и оттуда «привезли» болезнь. Это не так. В связи с международной обстановкой сотрудникам полиции запрещено выезжать в большинство зарубежных стран.

Мы – простая семья. В семьях моих родственников не менее двух детей, а у меня трое, из которых один – с ограниченными возможностями. У нас просто нет лишних денег, чтобы разъезжать по заграницам. Все мои средства и средства родственников тратятся на реабилитацию сына.

Относительно мамы много писали, что она вела активный образ жизни. Да, она очень любила жизнь. Никогда бы не вышла из дома неопрятно одетой, непричесанной. И это был пример для нас. В Курск она приезжала, чтобы помогать ухаживать за ребенком. Наверное, это и ее заставляло держаться в тонусе.

Электричка, на которой она ездила в Курск –доступный вид транспорта. Здесь ее встречали, по городу она, по сути, и не передвигалась. Мы много размышляли, откуда мог взяться вирус, но ответа найти не можем.

Коронавирус вообще действует очень странно. Одна из моих сестер ехала с мамой в  карете скорой помощи и находилась к ней очень близко, прикасалась к ней. Результаты ее тестов оказались положительными. Она все это время находилась в семье, но не дети ни муж не были инфицированы. Моя семья много общалась с мамой и также находилась в изоляции. Но у нас у всех тесты оказались отрицательными, и мы уже вышли на работу.

— Между тем, проходила информация, что якобы от вас заразились и коллеги по службе…

— Это неправда. Разумеется, у всех, с кем я контактировала, были взяты тесты на коронавирус. Но они оказались отрицательными. Никто из коллег не заболел. Я не опасна для окружающих.

— Ваша мама жила в небольшом поселке под Понырями, где все друг друга знают. Разумеется, соседям известна причина ее смерти. Был ли какой-то негатив со стороны окружающих по отношению к вашей семье?

— Это главная причина, по которой я захотела рассказать о своей истории. Негатив был и он продолжается. У моих родственников есть дети, которые живут в маленьком поселке. Конечно, их сверстники знают об этой истории. Негатив идет и в их сторону.

Мы понимаем людей: всем страшно и обстановка осложняется. Но не каждый человек может объективно оценить ситуацию и понять что происходит. Почему-то никто не слушает президента, губернатора, которые говорят, что только самоизоляция позволит не допустить распространения заболевания.

После того, как появилась информация, что мы, якобы, зная о болезни мамы, поместили ее в областную больницу, начались прямые нападки на меня. Нам было тяжело. Тяжело от того, что наша мама борется за жизнь. Я каждый день получала информацию, что я похоронила мужа, что мама умерла, и ее тело скрывают… Говорили, что мы туда-сюда разъезжали по области и разносили болезнь, и что нас надо привлекать к уголовной ответственности.

Мы не понимали, что происходит. Наши телефоны молчали. Первые три-четыре дня никто не позвонил и не попытался поддержать. Такое чувство, что все отстранились и просто чего-то ждали. Это было невыносимо. На несколько дней мы остались один на один со своей бедой, чувством вины и страха.

— «Технический» вопрос, который многим интересен. Пока вы были в изоляции, как вас обеспечивали продуктами?

— У нас довольно много друзей и родственников. Некоторые, наверное, из-за страха, вызванного информационными нападками на нашу семью, остались в стороне. Но были те, кто адекватно воспринимал происходящее. Они и помогали. Покупали все необходимое и оставляли под дверью. Забирали бытовые отходы. Так мы и жили.

Но важным для нас было даже не то, что мы останемся без продуктов питания, мы свой бюджет рассчитываем, и всегда имеем запасы продуктов. А вот остаться без психологической поддержки в такой ситуации для жизни оказывается намного опаснее.

— Тех, кто отвернулся, наверное, можно понять. Люди сильно напуганы.

— Да – напуганы. Но это же не чума! Мне кажется, что всем известный туберкулез гораздо опаснее. Я никого не виню и все понимаю. Нам тоже было неловко просить людей о помощи. Тяжело осознавать, что ты ничего не можешь поделать с этим. А как быть, если все твое окружение в изоляции?

Так сложилось, что все говорят только о нашей семье. Чем мы это заслужили, я не знаю. Люди начинают домысливать и оскорблять, не разобравшись в ситуации. Не нужно оказывать на людей давление, ведь не каждый человек сможет это психологически вынести.

Сейчас я готова рассказывать правду, но в тот момент я не могла даже написать никакой комментарий к публикациям с оскорблениями. Меня бы просто не услышали и не поняли. Человек, который говорит правду, он с ней наедине. Он ничего не выиграет и не победит. А люди, которые говорят ложь, могут строить любые догадки.

Да, всем страшно. Но как можно, несмотря на какие-то моральные принципы закидывать камнями людей, которые никого не погубили? Люди стали жестокими, помочь готов далеко не каждый. И от этого становится страшно.

— Извините за вопрос, но я не могу его не задать. Многие коллеги пишут, что ваша мама умерла от коронавируса. Областной оперштаб эту информацию не подтверждает. Какова причина её смерти?

— Врачи справились с вирусом у нашей мамы, воспалительный процесс взяли под контроль и она пошла на поправку. Но сердце не выдержало перенесенной нагрузки.

— У вас есть обида на окружающих людей или на СМИ?

— Мою маму похоронили 14-го апреля. В этот день праздновал свой день рождения курский общественник и предприниматель Роман Алехин. Когда мы положили маму в больницу, именно благодаря его посту в интернете, неприличному посту на мой взгляд, с не подтвержденной на тот момент информацией о диагнозе, вокруг нашей семьи поднялась шумиха.

Его посыл был в том, что врачи опять все делают по блату. Я не знаю, может быть, он всю жизнь и живет по блату. Я – нет. Я лечила своих родственников или на общих основаниях, или за деньги в частных клиниках.

У меня была обида на этого человека, который говорит, что помогает людям, что благодаря ему спасают людей. Но вот пример, когда его деятельность обернулась нехорошими последствиями. Его общественная активность пошла бы на благо, если бы он написал, что случилась беда, и давайте поддержим людей. Это я смогла бы понять. Но он написал другое.

14 апреля я тоже хотела поздравить Романа с днем рождения. И пожелать, чтобы от его общественной деятельности больше никто не пострадал. Наша семья не держит на него зла. Но хочется, чтобы блогеры-общественники думали, как их посты сказываются на людях, на семьях и детях. Нельзя на людских бедах обращать на себя внимание и этим самым преумножать себе  подписчиков.

— Что бы вы хотели сказать людям, которые сейчас боятся за себя и своих близких?

— Самое главное, чтобы люди оставались людьми. Беда может случиться с каждым. Мы никогда не думали, что такое с нами произойдет. Будьте милосердны и помогайте друг другу. Мир выздоровеет быстрее, когда люди станут добрее.

Не так страшна эта болезнь. Члены моей семьи переболели этим. Они не умерли, осложнений не было. Вирус страшен людям с ослабленным иммунитетом и хроническими заболеваниями. Я порошу тех, кто устал сидеть на карантине, вынужденной самоизоляции проявить терпение. И тогда мы все вместе победим эпидемию.

Вернуться к списку

Загрузка...

читайте также: