Джазовый парадокс Курска

Дирижер Эдуард Кальман черпает вдохновение из работ художника Олега Радина
17:58, 25 января 2020

В местной прессе Курск нередко именуют «джазовым центром». Главная на то причина — ежегодно проводимый фестиваль «Джазовая провинция». Однако если учесть, что играют на нём, как правило, музыканты заезжие, а курских джазовых коллективов раз-два и обчёлся, ситуация выглядит не так оптимистично. Работу по воспитанию новых талантов в Курске почти никто не ведет. Единственным исключением является оркестр под управлением Эдуарда Кальмана. Вернее, два оркестра.

– Джаз-бэнд был основан моим отцом Ильёй Кальманом в 2009 году при поддержке комитета по культуре, – рассказывает Эдуард Ильич. – Это был большой прорыв, поскольку в Курске никогда не было джаз-оркестра. Единственный бэнд, который существовал до того времени, это цирковой оркестр. Отец 40 лет был художественным руководителем курского цирка и главным дирижёром, председателем совета дирижёров Росгосцирка, куда на тот момент входили такие асы как Анатолий Кролл, Михаил Финберг. Поскольку раньше джазовые оркестры базировались в основном в цирке – их было 70 по всей стране: Кролл в Туле, Финберг в Белоруссии, Гаранян — в старом цирке на Цветном бульваре.

На данный момент в джаз-оркестре 23 музыканта вместе с солистами. Он исполняет и эстрадную, и джазовую музыку. То, что мы понимаем под названием «настоящий джаз». Мы играем оригинальные аранжировки, созданные моими друзьями-единомышленниками по джаз-клубу на Беговой – музыкантами с мировым именем, которые уже несколько раз выступали с нашим оркестром. Это Вадим Эйленкриг, Сергей Головня, Дмитрий Мосьпан – победитель проекта «Большой джаз» на канале «Культура», после чего он был приглашён в Новый Орлеан, на родину джаза.

– Видел ролик, где у вас солирует певец африканского происхождения…

– Да, это Клевер Лайт, очень талантливый парень, учится в нашем медуниверситете, сам он из Нигерии. Было приятно встретить настоящего музыканта, от этого получаешь вдохновение, а природа джаза состоит именно в передаче вдохновения…

Кстати, я просто черпаю вдохновение из картин Олега Радина. Мне кажется, что его картины это и есть настоящий джаз. Экспрессия, смешение красок, магия, таинство – в этой абстракции я вижу форму, образы.

Джаз это специфическое искусство, в нём трогает звук. Если ты сможешь достигнуть того, чтобы своим звучанием взять за живое публику, создать радость, тогда ты на коне. Как говорил мой отец, музыка должна трогать сердца. И неважно джаз это, классика или эстрада. Мне просто ближе всего джаз. Фредди Хаббард, Вуди Шоу, конечно, Луи Армстронг, Элла Фицджеральд, Дюк Эллингтон, Каунт Бейси, Майлс Дэвис, но ближе всех Джон Колтрейн.

Однако оркестр ориентируется на более близкое широкой публике звучание.

– Мы работаем для зрителей, если зрителю нравится наша музыка, он приходит и уходит с хорошими эмоциями – это главное. Несколько дней назад мы были на гастролях в Орле с замечательными нашими солистами Вардой Саакян, Лилией Разиньковой, Евгением Воробьёвым, который прекрасно исполняет песни из репертуара Фрэнка Синатры. Играли оригинальные аранжировки Эллингтона, Каунта Бейси – именно то, что людям нравится как в Америке, так и в России.

Нужно учитывать специфику. Далеко не все знакомы со сложной музыкой, не каждый вдавался в глубины творчества Джона Колтрейна или Майлза Дэвиса. Хорошо что многие у нас знают этих музыкантов, и даже – как Радин – пишут под их музыку картины. Таким образом происходит связь на каком-то другом, более глубоком уровне. Колтрейн для меня это один из самых интересных музыкантов, мне кажется, что он сказал всё. Это и школа, и все направления, и авангард, и уход в духовные слои чёрной музыки, и религия – всё вместе.

– А изначально это была танцевальная музыка…

– Вплоть до Телониуса Монка, великолепного композитора, темы которого стали джазовыми стандартами. Он говорил, что для него показателем является, когда в клубе слушатели начинают в такт музыки пританцовывать. Вот в этом был смысл джаза того времени.

Потом джаз ушёл в сложные материи. Начиная с би-боп, с Чарли Паркера, и далее кул, хард-боп, фри-джаз, авангард, джаз-рок после Майлза Дэвиса. После того как Диззи Гиллеспи разошёлся с Паркером, начал работать соло, отсюда пошёл латино-джаз, смешение ритмов, Артуро Сандавал, афро-кубинцы, Клаудио Родити… Майлз Дэвис заменил Гиллеспи в ансамбле Паркера.

Он был прямой его противоположностью. У Гиллеспи были очень высокие и быстрые пассажи, это был трубач-виртуоз. Дэвис тоже виртуоз, но в другом – у него виртуозны сами мысли, краски, идеи. В свою очередь Майлза Дэвиса в ансамбле Паркера заменил Чет Бейкер, в последствии один из корифеев стиля кул. Отсюда уже пошёл весь белый интеллектуальный джаз — Джерри Маллиген, Билл Эванс, Дейв Брубек… В целом Чарли Паркер был настоящим катализатором, своим гениальным мышлением он вдохновил очень многих.

(В 1964  Диззи Гиллеспи сам себя выдвигает кандидатом в президенты США. Его предвыборная программа включала обещание в случае его избрания переименовать Белый дом в «Блюзовый дом», назначить госсекретарём США Дюка Эллингтона, а генеральным прокурором США главу «Организации афроамериканского единства» Малькольма Икса, директором Центрального разведывательного управления — трубача Майлза Дэвиса, а слепого певца Рэя Чарльза — директором Библиотеки Конгресса.)

– На видео с Сергеем Головнёй и Станиславом Великим вы играете вовсе не эстрадный коммерческий джаз..

– Это музыка для клубов. К сожалению, в Курске нет таких заведений, но надеюсь скоро появятся. Было бы неплохо если бы такие клубы появились не на частном, а на муниципальном уровне. Кстати, и в Европе это поддерживается местными властями. Уже давно понятно, что джаз это не американская музыка, а интернациональная. И когда наши музыканты представляют российскую сцену в Карнеги-холле, как это недавно было с оркестром Вадима Эйленкрига – это здорово.

– Одним словом, вы любите джаз во всех его проявлениях…

– Это происходит на уровне звука, когда тебя просто успокаивает звук – я ставлю Колтрейна и знаю что там будет космос, предполагающие погружение в него, медитацию. Но грузить людей этим я не хотел бы, потому что не всем, но большинству это покажется сложным и ненужным. Репертуар нужно выбирать в соответствии с потребностями публики, и музыканты меня в этом поддерживают.

Например, в марте мы готовим концерт «Мелодии, сошедшие с экрана», основу которого составит как отечественная, так и зарубежная кино-музыка. В первом отделении будет выступать духовой имени Ильи Кальмана, а во втором – джаз-оркестр имени Вадима Людвиковского.

– Кстати, духовой был создан раньше джазового. Теперь расскажите про него.

– Духовой оркестр – это коллектив, которым, я надеюсь, на данный момент мой отец мог бы гордиться. Отец для меня главный авторитет, я рос в его оркестре, вырос в музыканта под его руководством, всю жизнь видел его как дирижёра – серьёзного, фактурного, интересного, с классическим образованием, великолепного флейтиста.

В то время когда джаз был не очень популярен, ему удалось создать оркестр в Сухуми, а в 1971 году он создал оркестр в Курском цирке – с самого его открытия – можно сказать, что с этого момента и началась оркестрово-духовая эпоха города. В 1996 году здание цирка сгорело, и много лет оркестра не существовало, но приезжал передвижной цирк, и Илья Кальман под него подбирал молодых музыкантов, по ходу обучая их – у него был большой талант педагога. Эти музыканты потом и войдут в новосозданный духовой оркестр, некоторые ветераны играют в нём по сей день.

Картинки по запросу эдуард кальман

Уже в новом тысячелетии – в 2008 году при содействии областной администрации был создан первый в Курске областной оркестр духовых инструментов. А с джаз-оркестром – в 2009-м – отец провёл буквально несколько репетиций, тогда он уже болел – незадолго до своей смерти.

После отца обоими оркестрами руководил Александр Карпович, но после конфликта с руководством комитета по культуре он ушёл, с тех пор оба оркестра под моим управлением – уже 4 года.

В духовом играют 45 человек. Репертуар весьма разнообразен. Военная, строевая музыка – мы обслуживаем парады, есть благодарственные письма от командира Курского гарнизона, а также демонстрации, все важные мероприятия области и города – инаугурации. Очень много патриотической музыки, с нами сотрудничают замечательные вокалисты Андрей Капралов, Ирина Стародубцева. Очень рад, что Андрей Капралов пришёл преподавать на факультет искусств КГУ.

А с другой стороны – парковая традиция – вальсы, марши, танго, пасадобли, музыка кино. Буквально месяц назад мы отыграли концерт – первое отделение которого составили мировые и российские рок-хиты. “Дип папл”, “Металлика”, “Европа”, “Я свободен” – хит Кипелова. Люди просят ещё раз сыграть этот концерт – им понравилось – люди любят рок.

– Приходится руководить сразу двумя коллективами – это не трудно?

– Если дело поставлено правильно, то всё идёт как по маслу. 5 дней в неделю работаем, 3-часовые репетиции, планируем, распределяем с художественным руководителем, чтоб не было накладок, концерты и мероприятия не пересекались. В таком положении в нашей филармонии я не один. Виктория Прохорова руководит несколькими коллективами. Так что практика вполне нормальное – если человек успевает. Но если Александр Карпович вернётся, я буду только рад. Оркестр работоспособен, репертуар есть, всё заряжено, музыканты готовы.

Курск часто называют джазовым центром. Однако молодых музыкантов, играющих джаз, мы не видим… Как сделать чтобы джазовым центром Курск стал не только в воображении, но и в реальности?

– Просто необходимо чтобы здесь воспитывались музыканты. Потому что просто некого брать в оркестр – нет пополнения. Вот и приходится из музыкантов, которые никогда джаз не играли, делать джазменов. Вы представляете сколько на это было потрачено времени и сил?

При жёстком дефиците молодых музыкантов приходится просить скрипача сыграть на барабанах. Великолепный музыкант Андрей Васильев – играет на скрипке в камерном оркестре – а у меня на барабанах. На гастролях в Орле преподаватели Орловского музыкального колледжа (где, кстати, есть джазовое отделение) отметили его как барабанщика. Он выдал соло на скрипке, а потом сел за барабаны. Это было настоящее шоу – то, что и требует зритель.

В общем, для того чтобы Курск стал джазовым центром не только на словах, необходимо чтобы в музыкальном колледже была создана для того база – в виде джазового отделения.

– Было бы здорово если бы к этой мысли пришли в самом музыкальном колледже. Когда-то мы уже пробовали – и я преподавал там импровизацию – но всё это в качестве факультатива. Но думаю, что для молодых музыкантов это было бы интересно, а для самого колледжа – выгодно даже и в плане привлечения студентов.

Ведь если глянуть на Европу – там молодые музыканты выступают в клубах, тем самым монетизируя своё музыкальное образование. При всей любви к классической музыке, хотелось бы, чтобы джаз не был второстепенным. И после музыкальной школы хотело бы, чтобы у музыкантов был выбор: продолжать обучение либо в классическом направлении, либо в джазовом. При этом классическая школа обязательно должна быть, поскольку классика — это фундамент.

Тем более, что с преподавательским составом проблем бы не возникло. В моём оркестре есть музыканты, которые смогли бы там преподавать. В частности, гитарист Александр Малаховский, с красным дипломом закончивший университет, недавно великолепно отыграл рок-программу, играет и рок (у Гены Ильина в «Маленьких трагедиях»), и джаз, постоянно совершенствуется, постоянно в поиске.

А ещё это и пианист Константин Маркелов, трубачи Иван Хоров и Сергей Кузьмин, басисты Максим Адамов и Евгений Богданов, саксофонисты Андрей Волобуев и Тимур Юльчиев, тромбонисты Юрий Сенчуков и Андрей Гончаров, барабанщик Константин Мамонтов… Эти ребята вполне могут преподавать в среднем учебном заведении. И для меня это было бы хорошее подспорье – ведь в следующем году в КГУ на факультете искусств намечается несколько мест для духовиков на исполнительское образование, и было бы неплохо чтобы туда приходили уже подготовленные ребята.

Над чем сейчас работаете? Что в ближайшее время планируете играть?

– Сезон так составлен, что основная нагрузка на джаз-бенд пришлась на прошедшую осень – концерты с Этери Бериашвили, с Сергеем Головнёй. А сейчас большая нагрузка на духовиков. 27 февраля предстоит концерт с классическим виолончелистом-виртуозом Фёдором Амосовым. Сейчас все силы брошены на подготовку этого проекта. Будем исполнять великолепную музыку современного голландского композитора Гульды. 4-частный концерт для виолончели и духового оркестра, что само по себе непросто даже представить. С фламандскими мотивами, джаз-роком, элементами барокко и буффонадным маршем в немецком стиле.

Также предстоит большая работа в честь 75-летия Победы – очень много концертов и мероприятий с духовым оркестром имени Ильи Кальмана. И тут само имя обязывает: он был не только моим отцом, но ещё и отцом для духовой школы города Курска. И меня это обязывает сохранить и продолжить его дело, насколько хватит таланта.

Беседовал Олег Качмарский

 

 

 

Вернуться к списку

Загрузка...

читайте также: