РИА Курск

Загружаем...

Евгений Карпук: «Не вся литература достойна того, чтобы её читали»


Новый глава Союза курских писателей рассказал о своих взглядах на современную литературу и будущем курской писательской организации


Евгений Карпук: «Не вся литература достойна того, чтобы её читали»

С 2009 года у руля Курской писательской организации находился Николай Гребнев. За 11 лет его организаторской деятельности в регионе была создана разветвлённая инфраструктура литераторов. Это и Союз курских литераторов с подразделениями в каждом районе, и Лига курских писателей, и – для самых маленьких – Литературный лицей. 

13 сентября Николая Ивановича не стало. Новым председателем союза курских писателей был избран глава правления Курского регионального историко-родословного общества Евгений Карпук. О своих взглядах на современную литературу и о том, что ждет организацию он рассказал в интервью нашему корреспонденту.   

– Евгений Семёнович, что представляет собой литературное хозяйство, которое вы возглавили? Что в нём планируется менять, совершенствовать, развивать?

– Не забывайте, что я всего три недели в этой должности. Поэтому первая цель – это разобраться, что же это за хозяйство во всех деталях. И второе – удержать планку на том уровне, который задал Николай Иванович Гребнев. А он поставил планку очень высоко – в 2019 году мы стали лучшей писательской организацией среди всех регионов (а всего в СПР 91 писательская организация). Курску было присвоено звание литературного города России. То есть планка стоит очень высоко, и наша первостепенная цель – удержать её на этом же уровне. А насчёт совершенствования… У меня позиция такая: не можешь сделать лучше – сохрани то, что есть. Так что я разберусь сначала, и если найду то, что можно усовершенствовать, тогда и возьмусь.

– Стало быть, есть повод через некоторое время ещё раз встретиться… Но всё-таки, чего, на ваш взгляд, не хватает курской литературе? И что нужно делать для того, чтобы о курских авторах больше знали?

– Во-первых, нужно привлекать молодёжь к творчеству. И привлекать, не навязывая своего мнения с позиции старшего. Надо искать таланты среди молодёжи, развивать их, направлять в нужное русло. Чтобы вектор творчества был созидательным, а не разрушительным, как часто у нас бывает. Согласитесь, что не вся литература, что печатается и выходит, достойна того чтобы её читали.

– В развитие этой же темы. Как вы воспринимаете современный литературный процесс в России, в мире? Находите что-то интересное или, напротив, какие-то нехорошие мотивы?

– На мой взгляд, наблюдается провал во всём мире, и у нас в том числе, по всем видам творчества. Возьмите хоть театральное искусство, хоть музыку, хоть литературу. Везде провал. Если взять 60-70-е годы – я прекрасно помню свою юность – недели не проходило, чтобы не появлялся хит мирового уровня – тот же «Отель Калифорния» или каждая песня «Битлз». То же и в литературе: каждый первый номер журнала «Юность» – а это был номер для дебютантов – всегда содержал какое-то шедевральное произведение. Например, 69-й год, первый номер – «А зори здесь тихие» Бориса Васильева, 80-й год, первый номер – «Курьер» Карена Шахназарова. И таких имён было много, постоянно они появлялись. Сейчас такого уровня просто нет.

– Но в то же время огромное количество пишущих…

– Пишущих очень много, но читать нечего. Количество не переходит в качество. Идёт мировая тенденция спада. Марк Захаров в какой-то телепередаче поднял такой тост: «Давайте выпьем за тех, у кого нет премии «Золотая маска»!» Я заинтересовался этим вопросом и посмотрел несколько спектаклей, получивших «Золотую маску». Простите, но это полное разложение – вектор разрушения искусства.

– Но есть ещё Нобелевская премия по литературе, множество российских литпремий: «Русский Букер», «Большая книга»…

– Сейчас все эти премии политизированы. Поэтому отделить политику от творчества в ближайшее время не получится. При всём желании. И это очень прискорбно осознавать.

– А теперь несколько вопросов непосредственно о вас. Какие литературные произведения наиболее вам по душе? Те, что вы можете постоянно перечитывать, и которые стоят у вас на почётном месте…

– Если на почётном месте, то на нём у меня стоит полторы тысячи книг. Люблю Пастернака, Есенина, в основном классики – всех их я читаю и перечитываю. Довольно часто перечитываю и очень люблю прозу Пушкина – «Выстрел», «Пиковая дама»… – простую, доступную, понятную, лёгкую. Очень хорошо ложится на душу.

– Что бы вы пожелали молодым курским писателям – на что им ориентироваться? Литературное мастерство нарабатывать – это понятно. А что ещё? Побольше интересных книжек писать?

– В самом начале я не зря сказал про вектор – созидательный и разрушительный. Есть плюс и минус. Писатель обязательно должен идти в плюс, по созидательному пути. Но в современной прозе, у молодых авторов куда-то исчезло мужское начало. Вот это отрицательный вектор. У любого мужчины, прежде всего, должно быть мужское начало. Возьмите любое произведение – классическое или советского времени, например, Высоцкого – везде оно присутствует. А сегодня у молодых – не только у курян, а вообще в литературе – я его как-то не вижу.

– Но вот живой пример, постоянно мелькающий на телеэкране и позиционирующий себя именно как воин – Захар Прилепин…

– Он много умных мыслей высказывает, этого не отнять. И пишет интересно. Но это человек рождённый ещё в СССР, и молодым автором я его не назову никак. Да, его произведения заслуживают внимания... А возвращаясь к моим пожеланиям молодым авторам – не нужно ни на кого ориентироваться, это бывает пагубно, нужно оставаться самим собой. Не сравнивать себя с кем-то, а говорить своё. Не лучше или хуже, а именно своё.

– По ходу возникла мысль касательно творческого вектора. Плюс или минус в чистом виде – это понятно. Но бывают – и очень часто – смешанные явления. Скажем, Венедикт Ерофеев «Москва – Петушки» – эта вещь созидательная или разрушительная? По внешним признакам это как бы «чернуха», но в глубине своей содержит нечто такое, что ведёт к душевному катарсису, к очищению. 

– Да, вопрос непростой. С этим произведением я знакомился бегло, поэтому оценивать его воздержусь. Но могу сказать, что «чернуху» я не приемлю ни в каком виде. Всё-таки творчество должно обходиться без неё. А в этом произведении, как только «чернуха» началась, мне стало неинтересно. Кстати, это тоже один из залогов хорошей литературы. Кто-то за счёт «чернухи» делает себе рекламу, мат выносит в заглавие книги – но я считаю, что в погоне за популярностью это путь вниз. Это чисто моё субъективное мнение – может, я и не прав…

– Но присутствие негатива наблюдается и в той же самой классике – в произведениях, освящённых традицией. Возьмём того же Гоголя «Мёртвые души» – где и сопля в суп устремляется, и всякие-разные неприятные запахи Петрушка с собой таскает (кстати, в момент выхода романа на это указывал, в частности, Николай Полевой). А какова мораль «Героя нашего времени» Лермонтова? Или же «Истории одного города» Салтыкова-Щедрина?

– Всё это так, но там это ещё крупицы, и, образно говоря, это будет выискивание блох. И у Тараса Шевченко можно найти что угодно, в том числе русофобию. Но в целом-то всё их творчество созидательно. А вот когда «чернуха» определяет вектор, тогда вместо созидания имеем разрушение. Не всё, конечно, однозначно, но суть здесь примерно такая: зло должно быть названо злом, а добро – добром. Если же в произведении стирается грань между хорошим и плохим – а она порой намеренно стирается…   

– Тогда перед нами произведение постмодернизма. Как в нашумевшем недавно жутко раскрученном «Парфюмере»…

– А как раскрутили того же Паоло Коэльо – на самом же деле за этой фамилией произведения средней руки… Или как у Довлатова. Подходит к нему ребёнок маленький и спрашивает: а вы читали Кафку? Ребенок так выговаривал «Сказку». А ему этим вопросом плешь проели. Ну, думает, раз уж ребёнок спрашивает, то надо прочесть. Нашёл эту Кафку, открыл, а там с 9-й страницы идут склеенные листы. И это после того как её 40 человек прочитало. Просто есть намеренно раскрученные брэнды, но они не всегда заслуживают внимания. А есть литература.

– И последний вопрос. Над чем вы сейчас работаете в творческом плане?

– Вот в творческом плане, я так понимаю, в этой должности у меня времени не будет ни на что. Предстоит много административной работы, и здесь хочу поблагодарить губернатора – за содействие и помощь нашей организации, оказавшейся в сложном положении. Я очень благодарен администрации Курской области за то, что уделяют нам внимание. Потому что без этого внимания мы просто прекратим своё существование.

А что касается творческих замыслов, то и мысли есть, и задумки, даже сюжетные зарисовки. Повесть мной задумана, если в двух словах, то можно провести параллель с «Угрюм-рекой», только на современный лад. Конечно, это совсем другое, но речь о сосуществовании разных цивилизаций. Мне эта тема близка, поскольку и сам долгое время жил на Севере, и много изучал, много видел, и вот буквально в прошлом году совершил путешествие на теплоходе по Енисею туда и обратно. И как только выпадет свободное время, так сразу и засяду…   

Беседовал Олег Качмарский