РИА Курск

Загружаем...

Хроники курского трамвая: часть 4


Про подвиг электрика, женские чулки и падение трамвая с моста


Хроники курского трамвая: часть 4

В Курске решается судьба трамвайного маршрута №3, да и шире – всего трамвайного сообщения. Курская трамвайная сеть одна из старейших на территории бывшего СССР. Это приятный для региона факт. Но мало кто знает, что открывать движение трамвая в Курске пришлось трижды! Его не смогли уничтожить ни революция, ни войны. В трамваях работали актрисы и были буфеты. Наш корреспондент вспомнил самые яркие моменты из истории самого экологически чистого общественного транспорта. Ранее мы узнали как трамвай появился в Курске, погиб и возродился вновь. Сегодня речь пойдёт о самых тёмных страницах истории курского трамвая: оккупация, послевоенные тяготы и трагедия на Кировском мосту.

Подвиг сотрудника электростанции

С началом Великой Отечественной войны большинство мужчин, сотрудников «Курского трамвая» ушли на фронт. Их места занимают женщины и подростки. Осенью 1941 года стало понятно, что город под угрозой оккупации, планировалось эвакуировать трамвайное оборудование в Новосибирск. Но не хватило времени.

В итоге 3 ноября город занимают нацисты, и трамвайное движение «умирает» вновь, на 2 года. Это была почти буквальная смерть: за время оккупации из 29,5 км трамвайных путей было разрушено 16,6, мост через Тускарь разбомбили, а Северное депо успело побыть ремонтной базой для немецких танков.

Уходя из Курска, немцы взрывали важные для города объекты, однако здание городской электростанции уцелело о всеми турбинами и генераторами! Как оказалось, электростанцию спас один из её сотрудников, вот только какой именно, выяснить уже невозможно.

По рассказам, записанным краеведом Николаем Борисовым, героем был машинист Воронов. Мужчина догадался о планах взорвать станцию. Он сумел спрятаться в турбогенераторном цехе в углу за паропроводом. На глазах механика саперы заложили взрывчатку и подожгли бикфордов шнур. Но едва они выбежали из здания, Воронов обрезал шнур. Возвращаться в уцелевшее здание немцы не стали — советские войска уже были в городе. Сам же герой вернулся домой к жене абсолютно седым, а о своём подвиге старался не распространяться.

Другую версию записал краевед Юрий Бугров. Курянин Владимир Болычевцев вспоминал о курском призыве в феврале 1943 года: юношей со всего города собрали в холодном помещении, однако один парень, 18-летний Володя Бартенев, сделал из найденных материалов самодельный обогреватель, именуемый в народе «козлом». Сдружившись с Болычевцевым, Бартенев объяснил, что при немцах работал на ЦЭС и даже сумел предотвратить её разрушение, перерезав бикфордов шнур.

После учебки друзей отправили на разные фронта. Младший сержант Владимир Бартенев пропал без вести осенью того же года при освобождении Украины. Какой из этих двух версий верить, решайте сами.

Чулки и шерсть

К восстановлению трамвайного движения приступили спустя всего 11 дней после освобождения города — 19 февраля 1943 года. В это время даже осмотр повреждённых путей был задачей непростой — Курск оставался уязвим для немецких бомбардировок, и рабочим кроме инструментов требовались противогазы, аптечки, светомаскировочная бумага и прочее. Стекла и досок не хватало — окна в трамваях забивали фанерой. В городе не хватало даже простой бумаги — докладные начальству и отчёты писали на обратной стороне сорванных со стен обоев.

Даже в таких условиях к осени было восстановлено 6 км трамвайных путей и 10 вагонов! В третий раз трамвайное движение в Курске запустили 19 сентября 1943 года. Вагон шёл от Московских ворот до площади Добролюбова. Специально для водителей из Москвы выписали 200 кг шерсти на валенки, а женщин, участвующих в восстановлении движения, ещё и премировали чулками — директор трамвайного треста Семён Дмитриев заказал для них 80 пар!

Помимо восстановления путей и трамваев приходилось вести подсобное хозяйство и помогать подшефным школам. Рабочих рук катастрофически не хватало – в январе 1944 года горожан стали призывать на воскресники. За один такой день домохозяйки, служащие и военные делали объём работы, на выполнение которого у всех сотрудников трамвайного парка ушло бы 75 дней!

«Зайдите в любой вагон трамвая, и вы в этом убедитесь. Ни у управления вагоном, ни на кондукторском месте мужчин нет. Их заменили женщины», пишет в марте 1944 года «Курская правда». Службой движения городского трамвая управляла Анна Алябьева, должности табельщика и начальника штаба ПВО совмещала Ларина, а Ольге Пилюгиной пришлось за 1,5 месяца освоить специальность элестросварщика и приступить к работе.

Вагоновожатые, работающие по несколько смен подряд, тоже женщины: Чурилова, Захарова, Фельчунова. При этом в городе продолжаются бомбёжки. Одна из них застаёт водителя Новосельскую на маршруте: девушка остановила вагон, выпустила пассажиров и осталась пережидать атаку в трамвае – бросать государственное имущество было нельзя.

К слову, и восстановлением города тогда руководила женщина – председатель горисполкома Надежда Масленникова.

Трагедия на мосту

В спешке и стремлении восстановить довоенные показатели безопасность выпускалась из виду. И если к то и дело выпадавшим из вагонов пассажирам общественность успела привыкнуть, то трагедия 1947 года потрясла курян.

То, что Кировский мост восстановили в кратчайшие после освобождения города сроки, не делали его лучше – резкий поворот перед самым мостом и крутой спуск к нему создавали не одну аварийную ситуацию. Вагоновожатая Шурова дважды попадала в аварию на этом участке пути. По существующим правилам, уже после первого инцидента её должны были перевести на другой маршрут. Однако начальник службы движения Алябьева закрыла на это глаза.

6 ноября Шурова вела вагон от площади Перекальского, когда в районе инфекционной больницы в трамвайной сети упало напряжение. Трамвай, набирая скорость, покатился вниз, а перепуганная водитель не сразу начала тормозить. Последним спасением мог бы стать ручной тормоз, но у девушки не хватило сил применить его. В итоге трамвай, не вписавшись в резкий поворот линии, пробил деревянную ограду моста и упал в реку.

К этому времени часть пассажиров успела выпрыгнуть на ходу — двери открывались изнутри салона вручную. Как выяснил курский краевед Илья Шпаков, на месте погибли Анастасия Калужская и её 7-месячный сын, 19-летняя Клавдия Протонина и 17-летняя Валентина Брежнева из хутора Волобуево и 32-летний старший лейтенант из Симферополя Иван Чистосердов.

Позже в больнице скончались 47-летний Владимир Дремин, 52-летняя Мария Локтионова и 32-летний Аркадий Дородных. Всего в аварии 8 человек погибли и 30 получили ранения. Погибших хоронила за городской счёт, пострадавшим выдали талоны на одежду и дрова, ставшим инвалидами начислили пенсию

По одной из городских легенд военный Чистосердов погиб, спасая курян. Поиском сведений о нём занималась газета «Городские известия» – её сотрудники нашли свидетелей аварии, родственников погибшего и даже фотографию похорон!

Фото газеты Городские известия

По свидетельству очевидцев, человек в военной форме ехал в самом вагоне и выпрыгнул по пути его следования. Однако речь идёт о герое Великой Отечественной войны – уроженец Харьковской области служил на флоте механиком и был награждён орденами Отечественной войны II степени и Красной звезды. Скорее всего, он вытаскивал людей из упавшего трамвая и скончался от полученных травм. Во всяком случае, в Курске его хоронили как героя, таким его и считают потомки – в Симферополе у старшего лейтенанта остались жена и дети.

Что касается расследования трагедии, то проверка выявила множество нарушений. Например, вагоновожатая Шурова вообще не числилась в трамвайном тресте – из-за спешки уничтоженную немцами документацию не успели восстановить. В итоге начальника управления курским трамваем Григория Каплана уволили, главного инженера понизили в должности, кировский мост вновь переделали, а на опасном его участке до 90-х годов дежурил специалист, проверяющий у трамваев тормозную систему.

Продолжение следует

Хроники курского трамвая: часть 1

Хроники курского трамвая: часть 2

Хроники курского трамвая: часть 3