Курский патологоанатом: «Работа учит любить жизнь и уметь прощать»


Ο своей работе рассказал начальник «Областного патологоанатомического бюро» врач-патологоанатом высшей категории Вячеслав Бондарев


Курский патологоанатом: «Работа учит любить жизнь и уметь прощать»

Сегодня, 19 января, отмечается день патологоанатома. В связи с этим корреспонденты РИА «Курск» пообщались с врачом-патологоанатомом с 33-летним стажем Вячеславом Бондаревым. Все, что вы хотели узнать, но боялись спросить об этой необычной профессии – в материале нашего издания.

Почему Вы выбрали эту профессию?

Как и большинство студентов медицинского вуза, во время учебы я примерял на себя разные специальности: от травматолога до гинеколога. Там, где были яркие талантливые преподаватели, увлеченные своим предметом. Судьба свела меня с Анатолием Геннадьевичем Ершовым, тогда это был заведующий патанатомическим отделением ОКБ. Он стал моим учителем, причем, учителем с большой буквы. С ним тезис, которым руководствуется вся медицина, ο том, что нужно лечить не болезнь, а больного, расширялся до того, что человек – это часть биосферы, часть эволюции.

Сложно выучиться на патологоанатома?

Это стандартный путь врача. 6 лет университета, 2 года интернатуры и еще 5 лет рядом с тобой куратор, чтобы поглядывать, правильно ты делаешь или нет. В нашей специальности доктор обычно проходит 3 таких этапа. После первого года он гордо раскрывает грудь и считает, что все знает, через три года наступает удивленное понимание, что ничего не знает, а через пять лет наступает то, что должно быть всегда: «Я знаю, но не все». Учиться надо всю жизнь. Почему это происходит? Человек, как биологический вид, создание крайне нестандартное. В первый год работы молодому доктору стараются давать типичные случаи. Поэтому, когда через три года он сталкивается с реальностью – с нетипичными проявлениями – у него возникает ощущение, что он ничего не знает. Каждый доктор постоянно учится. Очень хорошо, что у нас коллектив хоть и небольшой, но мы совместно обсуждаем и биопсийный, и секционный разделы работы.

Чем занимается патологоанатом?

В массовом сознании кочует образ патологоанатома как такого неряшливого подвыпившего человека, жующего бутерброд с колбасой в секционном зале. На самом деле это не так. Как ни парадоксально звучит, но главная задача патологоанатома – продлевать людям жизнь. Чтобы человек жил долго и счастливо, нужно, во-первых, заботиться ο своем здоровье, но это степень ответственности самого человека, а, во-вторых, вовремя лечить то, что заболело. Чтобы правильно лечить, нужно правильно поставить диагноз. 80% нашей работы – это прижизненные биопсийные исследования. Это очень важный раздел работы, зачастую это играет решающую роль в установлении диагноза. В онкологической практике еще и определяет характер лечения. Но у нас есть и секционный раздел работы. Это тоже очень важная часть, она необходима там, где диагноз неясен или заболевание несет угрозу общественному здоровью, спорный случай, который вызывает какие-то вопросы.

На работе вы часто сталкиваетесь со смертью, вас это не угнетает?

Смерть есть смерть. К ней нельзя привыкнуть. В медицине доктор часто балансирует на грани. Если врач будет переживать болезнь вместе со своим больным, то он быстро станет сам больным и не сможет выполнять свои профессиональные обязанности. Необходима профессиональная отстраненность. Но тут уже зависит от человека. Будет ли у него эта отстраненность, и чтобы она не скатилась в откровенный цинизм, такое, к сожалению, тоже бывает. Работа учит любить жизнь, быть терпимее и уметь прощать. Жизнь слишком короткая штука. Цинизм и черный юмор не помогают в работе, скорее, профессиональная стрессоустойчивость.

Помните вы свое первое вскрытие?

Самая большая проблема – это общение с родственниками. Мой первый запоминающийся опыт секционной работы – это глаза супружеской пары после секции трехлетнего ребенка, умершего от менингита. Стоящие в глазах непонимание, боль и обида – это первое впечатление от секционной работы. Но с этим мы сталкиваемся постоянно.

Часто приходится говорить с родственниками умерших?

Это неотъемлемая часть нашей работы. Постоянно.

Было желание уйти из профессии?

Я не знаю доктора, который ни разу в жизни не хотел уйти из профессии. Это может быть сиюминутное желание, навеянное бесконечными бумагами, жалобами, усталостью, и может быть осознанное тяжелое желание, вызванное осознанием, что ты ничем не можешь помочь. Все-таки большинство людей, когда приходят в медицину, воображают себя спасателями, этакими Чипом и Дейлом, а когда не удается спасти раз, два, три – опускаются руки и наступает то, что принято сейчас называть эмоциональным выгоранием. Каждый доктор хотя бы раз в жизни решает: «Да, я это всё брошу». Но потом снова возвращается. Потому, что доктора – спасатели.

Стало тяжелее работать во время пандемии?

Эпидемия – это младшая сестра войны. Вот уже 10 месяцев на передовой. И, как у всех, у нас очень-очень много работы. Хотелось бы еще раз подчеркнуть, что несмотря на наличие разума и души, все-таки мы биологические объекты и для вируса мы просто часть биоценоза. Верит ли кто-то в эпидемию, верит ли в заговор мировой, - это не важно. Это не предмет веры, это предмет исполнения предписаний Роспотребнадзора. Пандемия – это общая беда и справиться с ней можно только сообща. Медики, к сожалению, не боги. Они всех спасти не могут. Они не «оказывают медицинские услуги», они оказывают медицинскую помощь. Но эта помощь будет неэффективна, пока каждый из нас не осознает ответственность за свое здоровье и здоровье окружающих. Если люди будут наплевательски относиться к окружающим и не исполнять требования врачей, то пандемия никогда не закончится. Мир, к сожалению, стал слишком глобальным. Берегите себя, и у нас работы будет меньше.

Есть определенное время года или месяц, когда работы становится больше?

Летом всегда народ не торопится в больницы и откладывает визит к доктору. Соответственно, биопсии всегда летом меньше. А в секционной работе это закономерно. Замой и осенью ее больше, потому что смертность выше. Это время острых респираторных заболеваний, которые обостряют течение хронических заболеваний. Поэтому осенью-зимой смертность всегда повышается. Это общая закономерность во всех сферах, где климат похож на наш.

Самый запоминающийся случай из практики

Я был молодым доктором, и коллеги решили надо мной подшутить. Подкинули в секционный случай кусочек свиньи. У свиньи другое строение печени. Она похожа на цирроз, но совсем не тот, который присущ человеку. И я две недели бегал искал литературу, и пришел к заключению, что обнаружил новый вид заболевания. Когда я вынес это на обсуждение общественности – все смеялись очень долго.

Редакция РИА «Курск» поздравляет всех патологоанатомов Курской области с профессиональным праздником.