Курский врач о трудовых буднях, работе с пациентами и рекомендациях переболевшим Covid-19

Врач больницы имени Семашко рассказал о том, как проходит его рабочий день, какое оборудование и препараты используются в борьбе с Covid-19 и дал рекомендации курянам, как обезопасить себя
17:38, 26.05.2020

Несмотря на то, что уже почти два месяца пандемия коронавируса остается главной темой во всем мире, у людей по-прежнему возникает немало волнений и вопросов, связанных с заболеванием. Некоторые актуальные моменты мы попросили разъяснить Алексея Гапонова — врача-реаниматолога, который трудится в Курской областной больницы имени Семашко.

Кстати, Алексей и сам старается давать разъяснения для курян. Так, недавно на странице в соцсети он опубликовал пост, в котором изложил свое видение того, как ведется подсчет жертв Covid-19 и почему некоторым эти цифры кажутся недостоверными. Кроме того, медик и сам переболел коронавирусом и рассказал о том, как у него протекало заболевание.

В интервью РИА «Курск» Алексей рассказал, как проходит обычный рабочий день в инфекционной больнице, как сами пациенты воспринимают свой диагноз и почему даже переболевшим важно сохранять меры предосторожности.

О подготовке к работе с больными Covid-19

Алексей Гапонов закончил ординатуру по специальности «анестезиология и реанимация». Он работает в областном онкодиспансере. На время эпидемии он и несколько коллег перешли в инфекционные госпитали. Алексей попал в больницу имени Семашко.

— Для работы в ковидном госпитале мы все проходили дистанционные курсы, они направлены на актуализацию знаний о пневмониях, дыхательной недостаточности, искусственной вентиляции легких и т.д. Тут важно отметить, что это не обучение «с улицы» и с нуля, так как с пневмониями в целом встречаются врачи многих специальностей в обычной практике, — подчеркивает медик.

Алексей признается, что какого-либо страха перед предстоящей работой не было.

— Это скорее волнение перед неизвестностью. Но в больнице я встретил отличный коллектив: руководят нами «местные», а сотрудники отделения, в котором работаю я – сборная команда из многих больниц. В целом, мы все быстро и неплохо сработались.  Если говорить о коллегах и родных, то отговаривать никто особо не пытался, хотя и отнеслись с опаской – в данном случае, речь о семье. Руководство и коллеги по онкодиспансеру в общем понимали неизбежность мобилизации нас в ковидные госпитали, всегда поддерживают, интересуются нами, за что им огромное спасибо!

О статистике заболеваемости

Статистика заболевших прямо зависит от количества тестов, говорит Алексей.

— Конечно, есть те, кого тестирование не охватывает, они могут оставаться бессимптомными носителями или болеть в легкой форме. Только если бы мы гипотетически обследовали разом все население страны, мы бы получили точные цифры, и то не на сто процентов – достоверно известно, что часть анализов может быть ложной, — поясняет медик.

А вот что касается статистики летальных случаев, то, как поясняет курянин, здесь данные обрабатываются очень скрупулёзно.

— Наша страна детально изучает причины смерти каждого пациента, в то время как другие записывают даже подозрительные случаи в ковидную статистику. Отрицательный эффект у этого очевиден: население, которое и так склонно везде искать подвох, до сих пор не полностью осознает опасность ситуации и частично игнорирует требования безопасности, — поясняет врач.

Как проходит рабочий день

Смена в больнице имени Семашко длится 24 часа.

— С утра мы начинаем работать с пациентами. В условиях реанимации каждый день делаются назначения на каждого человека, ведется лист наблюдения, где отмечаются показатели. На каждого пациента мы пишем несколько дневников, описываем манипуляции. Попутно происходит выполнение врачебных назначений, консультации, дополнительные обследования, мероприятия по уходу (покормить, перестелить и т.д.). Напряженность работы прямо зависит от количества и тяжести состояния пациентов – бывают спокойные дни, а бывает, что ситуация стремительно меняется.

Медики постоянно на связи с коллегами. Особенно важны консультации, когда речь идет о тяжелых пациентах.

— В первую очередь, сложные случаи обсуждаются между собой в смене, на совместных обходах с завотделением, с коллегами-инфекционистами. Часть специалистов можно пригласить по санавиации. Кроме этого, для медицинских организаций работает дистанционный консультативный центр — там можно проконсультироваться со специалистами по самым разным вопросам. Так или иначе, мы не остаемся наедине с проблемой, — поясняет врач.

Работа в больнице ведется в специальных защитных костюмах. Но медики не постоянно облачены в них.

— В нашем отделении есть чистый коридор и боксы, в которых находятся пациенты. Кто-то всегда находится в чистом коридоре, через шлюзы подает то, что нужно, помогая тем, кто сейчас работает в боксах. После того, как дела сделаны, в отдельном помещении проходит «ритуал» снятия средств защиты, который надо четко соблюдать, чтобы не заболеть. Мы всегда сами договариваемся, кто, когда и зачем идет, стараемся равномерно распределять работу, — пояснят Алексей.

Об оборудовании и препаратах

— В нашей больнице мы используем стандартное реанимационное оборудование. Для наблюдения за пациентами — прикроватные мониторы, благодаря им мы видим пульс, давление, ЭКГ, сатурацию. Кроме этого, наготове аппараты ИВЛ. Одновременно много пациентов на исусственной вентиляции легких у нас, как правило, нет, но мы готовы к тому, что такая ситуация может возникнуть. Самое востребованное — это кислородные маски. На кислороде находится большинство пациентов. Кислород поступает из центральной сети постоянным потоком, его скорость мы настраиваем индивидуально. Что касается препаратов, то их хватает. Мы работаем по методическим рекомендациям Минздрава, по ним же обеспечены.

При этом, у некоторых людей возникают вопросы, почему при лечении коронавируса назначаются атибиотики, в том числе при нетяжелом течении заболевания.

— Это также указано в рекомендациях, а они составлены на базе исследований. Это комплексная терапия, сейчас доказана ее эффективность, — поясняет медик.

О пациентах

Большинство тех, кто оказался на больничной койке, по словам медиков, адекватно воспринимают сложившуюся ситуацию.

— Но, особенно в начале, были и обиды, и претензии, особенно от пациентов с неяркой симптоматикой, когда врачи приходили  к ним  в спецкостюмах.  Но в целом пациенты благодарны, понимают наши возможности и эпидемические ограничения, — поясняет врач.

Правда, в практике встречаются и нетипичные реакции. Например, некоторые пациенты пытались самостоятельно назначить себе методику лечения.

— Из необычного вспоминается несколько случаев, когда пациенты и родственники, наслушавшись новостей, начинают настаивать на реанимационном лечении, смене лечения. Один раз на нас буквально кричали, чтобы мы перевели пациентку на аппарат искусственной вентиляции легких, потому что родственники поняли из телевизора, что именно ИВЛ – это здорово и полезно, а все остальное – халтура, — говорит Алексей. — Пришлось объяснять, что вообще мы здесь все в первую очередь пытаемся избежать этого, при этом сама пациентка вообще неплохо себя чувствовала и ни на что не жаловалась. Причина у подобных происшествий одна – нагнетаемая атмосфера паники, умноженная на личную мнительность людей. Здесь хотелось бы обратиться к курянам: над борьбой с коронавирусом работает большая команда, при этом работает максимально эффективно в существующих условиях. К сожалению, болезнь гадкая, долгая, часто непредсказуемая, но совместными усилиями медиков и пациентов ее вполне можно победить.

О сравнении коронавируса и гриппа

— Сравнить эпидемию ковид и гриппа/ОРВИ, в принципе, корректно по сути, но не по масштабам. В конце зимы бытовало мнение, что болезнь где-то далеко и не важна, но эти времена прошли. Если сравнить цифры заболеваемости, нагрузку на стационары по всему миру, становится понятно, что в этом году мы имеем дело с тем, что не происходило в недавней истории.

Сколько болеют коронавирусом

В среднем при легкой форме, как правило, пациенты с коронавирусом болеют около двух недель. Но в целом случаи бывают разные.

— Например, по инструкции Минздрава, мазок придут брать на десятый день, уже надеясь, что он будет отрицательный. Если развилась пневмония, особенно на фоне сопутствующей патологии, сроки могут быть самые разные. Известны случаи, когда люди выписывались из больницы через два месяца лечения, — говорит Алексей.

При этом, симптомы могут сохраняться и после заболевания, потому что они неспецифические. Человек переболевший и точно знающий, что вируса у него уже нет, может попутно простудиться и продолжать болеть – только это уже будет не Covid-19.

О повторных заражениях и рекомендациях выздоровевшим

К сожалению, в мире уже есть повторные случаи заражения коронавирусом – как в России, так и за ее пределами. Поэтому медики советуют соблюдать меры предосторожности всем, в том числе и недавно выздоровевшим.

— Образование иммунитета после коронавируса до конца не изучено, например, есть версия, что антитела образуются только у тех, кто переболел с яркой клиникой, а у бессимптомных ее нет. Напротив, есть исследования, что у всех носителей вируса и переболевших иммунитет стойкий. Пока мы не знаем точно, я бы настоятельно рекомендовал переболевшим соблюдать все те же меры предосторожности, что и не переболевшим, — считает врач.

Об открытости

Алексей Гапонов достаточно много и открыто рассказывает о сложившейся ситуации в соцсетях. По словам молодого врача, во многом такая открытость у него еще со школьной скамьи, когда курянин начал заниматься общественной деятельностью. Работу в этом направлении продолжил в универсиете. А сейчас, помимо основной деятельности, также руководит Курским региональным отделением всероссийского движения «Волонтеры-медики», в котором больше тысячи человек и множество направлений работы.

— Например сейчас наши волонтеры активно работают в рамках акции «Мы вместе», доставляя продукты и лекарства людям на самоизоляции, — рассказывает Алексей.

Также курянин вместе с единомышленниками ведет несколько образовательных проектов о неотложной медицине. У ребят есть канал на Youtube, который в настоящее время уже собрал 3,8 млн просмотров. Планов и задач немало.

— На мой взгляд, очень важно развивать контакт официальных структур и общества на всех уровнях. Увы, открытость воспринимается не всегда и не всеми хорошо. Но лично я верю, что будущее именно за открытыми специалистами, которые готовы и рассказывать о достижениях, и поднимать проблемы, потому что только так можно получить доверие коллектива, аудитории. Ну и еще одна, пожалуй, амбициозная задача – наладить контакт медицины и общества. Патерналистская модель, когда врач – царь и бог, а пациент безропотно подчиняется, давно прошла. Люди хотят знать шансы, варианты лечения, принимать решения (а значит, и ответственность), и чем быстрее мы, медики, перестроимся, тем быстрее получим адекватное отношение всех людей к медицинскому персоналу и самим себе, — считает Алексей.

Елена Никулина 

Вернуться к списку

Загрузка...

читайте также: