Лаос глазами курянина: храм Ват Пху, Саваннакхет, Луанг Прабанг


Продолжаем путешествие по Юго-Восточной Азии вместе с корреспондентом РИА «Курск», в этой части заметок – о Лаосе


Лаос глазами курянина: храм Ват Пху, Саваннакхет, Луанг Прабанг

Передвигаясь автостопом, наш корреспондент знакомился с бытом, историей и достопримечательностями таких экзотических стран, как Вьетнам и Камбоджа. Теперь дорога привела курского путешественника в Лаос, или - Лаосскую Народно-Демократическую Республику…

Новый год по-лаосски

Быть может оттого, что Лаос лишен выхода к морю, сюда заносит не так много наших соотечественников. Соседний с ним Таиланд и даже Камбоджа выигрывают и по пляжному отдыху, и по числу исторических памятников. Нет, с Лаосом история совсем другая.

Это маленькая азиатская страна, вытянутая среди зеленых гор и возвышенностей, верхушки которых утопают в тумане и облаках. Густые леса пересекают речушки и величественный Меконг. Лаосские города – это сказочно неправдоподобные, все в ярких красках и позолоте буддистские храмы и ступы, разбавленные остатками сохранившейся колониальной французской архитектуры.

Его деревни – это дома на сваях, буйволы на выпасе, рисовые поля и кофейные плантации. Наконец, его люди, в чьем понятии город с населением в несколько десятков тысяч человек уже очень крупный – скромные, приветливые и отзывчивые.

Почти у самой южной границы на реке Меконг находится каскад водопадов и порогов Кхон. Когда о нем говорят, как об одном водопаде, называют даже самым широким в мире. Это было первое весомое, что мы увидели - еще до темноты, после благополучного перехода через КПП между Камбоджой и Лаосом. Неподалеку среди деревьев и поставили палатку.

Хотя денег, в общем, тратилось немного, но, чтобы приобрести какую-никакую провизию, требовалось обменять долларовую 20-ку на лаосские кипы. Что было категорически невозможно сделать в деревнях, которые только и попадались пока на пути. Ближайший же город расположен отсюда в 150 километрах.

Сменив три машины, доехали до Паксе. Это административный центр провинции Тямпасак и один из крупнейших городов страны несмотря на то, что население его едва достигает 120 тысяч человек.

Отсюда удобно было одним днем съездить на руины храмового комплекса Ват Пху. Первые религиозные сооружения появились у подножия горы Као ещё в V веке. Дошедшим до наших дней развалинам Южного и Северного дворцов, террасам и святилищу до 900 лет. Ват Пху входил в Кхмерскую империю, столица которого находилась в небезызвестном нам по поездке в Камбоджу Ангкоре.

Именно в Паксе застал нас Новый год. Ради такого дела мы, спрятав палатку подальше, сняли простенький номер. И, конечно, закупили на рынке к праздничному столу овощи с багетами, фрукты, названия которым не знали, соевое шоколадное молоко, кока-колу и еще какие-то напитки. Не имея под боком телевизора с президентом и часами Спасской башни внутри, поставили таймер обратного отсчета.

На улице же в новогоднюю ночь было довольно пустынно, изредка бухали петарды. В нескольких кафе люди еще как-то отмечали, с пивом, правда, а не с шампанским в бокалах. У входа в некоторые отели даже стояли маленькие искусственные ели - для иностранцев.

Спасибо, в нашей гостинице был Wi-Fi. Все-таки без оливье и селедки под шубой в Новый год прожить можно, а без песенки «Пять минут» Людмилы Гурченко и «Иронии судьбы» - ну никак.

Саваннакхет Юрского периода

На выезде из города нужно было пройти по мосту через Меконг. Привлекли внимание таблички на парапете: одна на лаосском языке, другая на русском. «Мост имени 2-го декабря сооружен при техническом содействии СССР». Для понимания, 2 декабря 1975 года была провозглашена ЛНДР во главе с Народно-революционной партией.

Вообще тема советского влияния на становление социалистической республики прослеживается с завидным постоянством: по старым агитплакатам с серпом и молотом на красном фоне, по встречающимся на дороге тольяттинским «пятеркам» и «шестеркам».

А перед зданием Музея безопасности во Вьентьяне и внутри него выставлена целая экспозиция из советской техники. Где и милицейский ВАЗ-2101, и «пожарка» с военными грузовиками Горьковского автозавода, и УАЗовский «козлик», мотоциклы с люлькой, катера, бронетранспортеры…

Днем мы проехали не так много – водители то скоро сворачивали, то не понимали, куда нам надо. Не сильно помогла даже маршрутная табличка с названием населенных пунктов. Но к вечеру дела пошли лучше.

Семья лаосцев на грузовичке разрешила примоститься в открытом кузове по соседству с лежащим на боку холодильником. Достали пледы – становилось прохладно. Дорога почти все 170 километров шла под уклон. Живописный закат в горах сменили звезды – яркие, какие можно увидеть только вдали от населенных пунктов и при безоблачной погоде.

В Саваннакхете, с набережной которого прекрасно обозревается тайский Мукдахан, чрезвычайно гордятся найденными в окрестностях окаменелостями динозавров. Находок во время раскопок, быть может, сделано не так уж много, но им посвящен отдельный музей. Не говоря уже об установленных по городу фигурах брахиозавров.

На улице продавался фиолетовый батат – из него еще делают синие чипсы. Это сладкий картофель, который в последние годы иногда завозят даже в российские магазины. На самом деле с семейством пасленовых этот овощ не имеет почти ничего общего, хотя в приготовленном виде напоминает что-то среднее между картошкой, морковью и тыквой.

Белый пикап с двумя сестрами - Туи и Тлан, взял нас в сторону Сино. По пути они пригласили на капучино в кафе.

Туи вьетнамка, а муж у нее – лаосец. Но живут под Штутгартом в Германии. Туи вдохновлена мечтой открыть в Саваннакхете музыкальную школу и бесплатно учить детей. Говорит, в Лаосе везде кроме столицы острая нехватка педагогов. Приехав в этот раз домой на три месяца, она первым делом посетила местные образовательные учреждения, где убедилась, что пианино, гитар и скрипок хватает, только учить на них играть некому.

Вообще же у них в семье восемь сестер и братьев. И половина из них давно эмигрировали кто в США, кто в Австралию или Европу. С одной стороны, мир окончательно стал глобальным. С другой – глобализация не разъединила бы их, будь Лаос более развит экономически.

В подтверждение этих слов нас снабдили многонациональным набором продуктов, из которых только на сушеных бананах стояла лаосская этикетка. Пакетики чая были японскими, бутилированный зеленый чай произведен в Китае, соевое молоко и пакетированный джекфрут - из Таиланда.

Город монахов и «золотых» багетов

Водитель американской «носатой» фуры махнул рукой: «могу подбросить». Ви и его напарник Ань возвращались домой во Вьетнам и подвезли на 100 км. Им надо было сворачивать, а нам после города Тхакхэк ехать прямо. Сменив еще два пикапа, доехали до центра Вьентьяна.

Самое яркое впечатление от столицы Лаоса оставила его Триумфальная арка Патусай. Вообще, как вид архитектуры, это довольно нетипично для азиатской страны. В Европе, России – да: кто не встречал, так хотя бы слышал. А здесь не ожидаешь. Возможно, повлияли французы, на 50 с лишним лет превратившие Лаос в одну из своих колоний. Не даром Патусай сравнивают с парижской аркой, а идущее от нее авеню Ланг Санг нет-нет и называют «Елисейскими полями Вьентьяна».

Хотя, справедливости ради, мы не заметили особого сходства, да и сами лаосцы, соорудившие ее полвека назад в знак освобождения от все тех же французских завоевателей, вряд ли искали такие параллели. Потому и выбивается она из ряда всеобще известных Триумфальных арок: своими пятью башенками, чудным орнаментом и изображенными мифологическими существами буддийской мифологии.

А подняться на самый верх определенно стоит – хотя бы для того, чтобы полюбоваться окрестностями и размеренной жизнью вокруг – непривычно спокойной для главного города страны. Что еще нельзя упустить из вида, так это ступу Тхат-Луанг – религиозное сооружение изображено даже на гербе Лаоса.

В 360 километрах к северу находится городок Луанг Прабанг. Мы закладывали на дорогу туда двое суток, потому что ехать предстояло через перевал. Путь действительно оказался непростым, извилистым, с крутыми спусками и подъемами, когда наверху температура снижалась всего до 13°. Но мы проехали его с одним водителем, малазийцем Хуаном, еще до глубокой ночи.

50-тысячный Луанг Прабанг чуть ли не в 20 раз меньше столицы, но достопримечательностей здесь, не в обиду Вьентьяну, едва ли не в столько же раз больше. Недаром он (весь целиком) находится под охраной ЮНЕСКО. То есть столько старых храмов чем здесь, вы не найдете нигде в Лаосе. Ну а поскольку это место широко разрекламировано даже в самых захудалых путеводителях, туристов тоже будет – как нигде в Лаосе.

Цены соответствующие, что впервые наглядно продемонстрировала беззастенчивая продавщица, пытаясь продать за пять и даже десять тысяч кип наипростейшие багеты, которые везде стоили не дороже тысячи. Хорошо, что наряду с вечерним сувенирно-показным рынком для иностранцев существует обычный продуктовый для местных.

Благодаря скученности буддийских храмов церемония подаяния монахам Так Бат приобрела в Луанг Прабанге особый размах. Каждое утро на рассвете вереница духовных служителей в оранжевых одеяниях проходит босиком по улицам. Каждому из них горожане кидают в чашу горстку риса или другую еду. Это считается не милостыней, а подношением. Ритуал совершается в тишине – монах находится в своего рода медитации, и дающий не должен ее прерывать. Кстати, употреблять полученную пищу им разрешено только до полудня, в остальное время можно лишь пить.

Меж тем наше путешествие по Лаосу плавно подошло к концу. Мы вернулись во Вьентьян, чтобы по Мосту дружбы перейти в Таиланд. Как говорится, оптяй (лаос. - спасибо) этой стране. Пойдем в следующую…

(продолжение следует…)

Роман ДОРОЖНЫЙ, фото автора