РИА Курск

Загружаем...

Наш паровоз вперед летит



Наш паровоз вперед летит

Не собиралась поминать всуе, ворошить старое (в буквальном смысле этого слова), наступать на грабли и все в таком роде, но, каюсь, посмотрела стенограмму недавней встречи Руцкого с его сторонниками (под флагами партии «Патриоты России») – и не смогла удержаться.

Уж больно генерал, судя по тексту, забывчив, нелогичен, но все так же красноречив. Чего стоит хотя бы вот это бесхитростное признание: «…я буду выступать в роли паровоза… Я должен тащить этот состав». Вопрос лишь в том, куда этот «паровозик из Ромашкино» может привезти…

Сам Руцкой, нацелившийся представлять Курскую область в Госдуме, на него отвечает так: «…меня должности совершенно не интересуют, у меня все в порядке. У меня есть одно желание: на первом месте -­ в Курскую областную Думу привести молодежь, в возрасте от 25 до 45 лет». От такого бескорыстия и личной скромности просто дух захватывает! Молодежь хочет привести, а сам в сторону – понятное дело, уже не 45, чего скрывать.

Впрочем, всего лишь через пару абзацев его мнение о себе резко меняется: «Некоторые говорят: вот Руцкой, там пенсионный возраст. Но те, кто говорит, что пенсионный возраст, пускай подходят, попробуют – у кого пенсионный, а у кого не пенсионный. Со здоровьем все в порядке, самое главное -­ с головой все в порядке. Возраст – это не показатель. Критерий совершенно другой в этом применяется – работоспособность, знание, умение, последовательность действий, правильность определения приоритетов, привлечение финансовых, материальных ресурсов».

Вот это, как говорится, в самую точку! Уж кому, как не курянам, знать обо всех этих достоинствах применительно к экс-­губернатору, и особенно о привлечении финансовых ресурсов… Чего стоит один только эпизод с ремонтом административных зданий – бюджет Курской области заплатил за него немецкой фирме «Кору» один миллион американских долларов. При этом работы были выполнены только на треть суммы. А нашумевшая сделка с комбайнами «Дон», нанесшая области ущерб в 250 миллионов деноминированных рублей? А купленный за бешеные деньги особняк под представительство курского губернатора в Москве? Взятый на эту покупку кредит вместе с набежавшими процентами составил 4,7 миллиона долларов и повис, конечно же, на областном бюджете.

Благодаря таким «знаниям и умениям», долг по займам и обязательствам администрации Руцкого к 2000 году составил 1 миллиард 800 миллионов рублей плюс 229 миллионов – задолженность по социальным пособиям и коммунальным платежам. Двухмиллиардная брешь в бюджете – это вам не фунт изюма. Правда, 16 лет спустя Руцкой утверждает совсем иное: «2000 год закончили: бюджет профицитный, т.е. пошел плюсом бюджет, предприятия Курской области, бюджетообразующий потенциал был восстановлен от 60 до 100%». Как говорится, кто старое помянет, тому глаз вон – а в нашем случае, видимо, еще и совесть с памятью. А чтобы у собравшихся не возникло никаких сомнений, что перед ними – истинный патриот Курской области, экс-­губернатор решил пощекотать «любимую мозоль»: «Курская и Белгородская области входят в ЦФО. В 1996 году Курская область в ЦФО находилась на предпоследнем месте. На последнем месте была Брянская область. Возьмите документы и посмотрите. В 2000 году Курская область делила первое­-второе место с Белгородской».

Есть в тяжелом наследстве, оставленном области Руцким, такой сказочный документ, как «Сводный отчет губернатора Курской области за 1997­-1999 годы». Там в разделе «Все познается в сравнении» приводится 22 экономических показателя, по большинству из которых куряне, по подсчетам экс­-губернатора, якобы опережают белгородцев. Правда, при ближайшем рассмотрении все это оказывается, мягко говоря, фикцией.

Вот, например, по вводу жилых домов Руцкой ставит Курскую область на второе место, а Белгородскую – на третье. При этом Госкомстат утверждает: в 1999 году в Белгородской области было построено 785 тысяч квадратных метров жилья, а в Курской – только 224,5 тысячи… Если куряне в чем и опережали тогда белгородцев, так это в стоимости набора из основных продуктов питания – 545 против 514 рублей. Только этот факт Руцкой нигде не упоминает, хотя имеет к нему самое прямое отношение и должен, если судить по его собственным словам, за это ответить: «Знаете, в чем беда населения РФ и Курской области: неумение спросить за тот период работы, когда работал губернатор или депутат. Почему неумение спросить? Да потому что неумение анализировать… Это надо заканчивать».

Косноязычно, зато правда -­ это надо заканчивать. А начать, по хорошей русской традиции, следует с инициатора. В смысле того, чтобы спросить с него по полной…

Вместо постскриптума. Меня всегда настораживали люди, которые не могут управиться с собственным языком – куда им управлять городом или областью. Или, скажем, законы сочинять, по которым нам потом жить. Чтобы было понятно, о чем речь, – буквально несколько фраз Руцкого, в духе «инфузории-туфельки»:

«Когда у людей достигает верхняя точка, то может произойти взрыв».

«Мы настолько шикарно жили в 1996-2000 годах, у нас была перспектива, и мы двигались вперед. Нам вставили палку в колесо. И вот получили то, что получили».

«У меня получилось по жизни так, что я все время командовал».

«Это не бенефис, а это собрание членов партии и сторонников Руцкого».

«Некоторые задаются вопросом: у вас место рождения г. Хмельницкий. Да не Хмельницкий, я здесь родился, у меня отец был военный. Я родился в отпуске, где свидетельство получил о рождении».

Как говорится в таких случаях, из песни слов не выкинешь – комментарии излишни…

Татьяна Ласточкина