РИА Курск

Загружаем...

Николай Пахомов: по душе, когда добро побеждает



Николай Пахомов: по душе, когда добро побеждает

Поразительную плодотворность без ущерба для качества демонстрирует прозаик и краевед Николай Пахомов. Одна за другой как грибы после дождя выходят из-под его пера книги из серии Литературная нива Курского края.

Мало кто из курян знает о столь любопытных произведениях, однако, восполняя недостаток популярности, предоставим слово автору:

Идею серии подсказал мне Николай Гребнев. Когда я написал несколько очерков о курских писателях, Николай Иванович предложил объединить их в единый цикл.

Сегодня Литературная нива насчитывает 21 книгу. 16 из них вышли в этом году, в том числе Правда жизни творческий стиль очерк о льговском писателе-краеведе Михаиле Лагутиче; Несгибаемость книга о Василии Алехине из Рыльска, которого еще называют курским Островским; На светлый лад и откровение небольшое произведение о жизни и творчестве Владимира Деткова; Проза как сама жизнь 200-страничная книга, посвященная Михаилу Еськову.

Отдельной строкой хочу отметить исследование о Николае Полевом, на которое меня вдохновила презентация к его 220-летию, проведенная в июле в Литературном музее энтузиастом, приехавшим в наши края. Меня это задело за живое: как так, я курянин, и ничего об этом не знаю?! И я отправился в Асеевку, где засел за изучение предмета: откуда идут корни писателя, где его родовая основа, фундамент? И если о своем отце-курянине он рассказывает в краткой автобиографии, то о матери ни слова. Благодаря иркутскому сайту мне удалось установить ее это Наталия Ивановна Верховцева, повенчавшаяся с Алексеем Евсеевичем Полевым в 1789 году в Иркутске. Удалось мне установить всех братьев и сестер Николая Алексеевича, а также жену его Наталью Францовну, урожденную Терренберг, и детей, из которых Петр, ставший впоследствии известным писателем, ученым-историком и литературоведом самый младший из шестерых. По Ревизским сказкам установил также время пребывания Николая Алексеевича в Курске.

Кроме родословных и чисто житейских подробностей, нашел еще немало интересного. Николай Полевой, оказывается, одним из первых курян обращался к Слову о полку Игореве.

Все это читатель может найти в очерке Все начиналось в Курске, вышедшем как отдельным изданием, так и в сборнике У истоков, куда я включил ряд своих очерков о курских писателях прошлых столетий.

Ваша трудоспособность действительно поразительна. А была ведь совсем иная жизненная стезя… Когда же началось увлечение литературным трудом?

Да, я работал в милиции на должности и участкового, и следователя, дослужился до звания подполковника. А к литературному творчеству подтолкнуло то печальное обстоятельство, что стали уходить из жизни мои коллеги те, с кем довелось работать, причем один за другим, в лихолетье 90-х. Были они людьми порядочными, честными не имели ни дач, ни машин, хотя работали дни и ночи напролет. Захотелось отдать им дань уважения. Вот и стал писать о них очерки.

В 2003 году вышла моя первая книга Антиподы, или Промышленный РОВД на страже порядка. Издавали ее в складчину работники милиции, прокуратуры и адвокатуры. Будучи на пенсии, появившееся свободное время стал использовать для написания детективных повестей. Это реальные истории, где я был либо непосредственным участником, либо слышал их от коллег.

Есть у вас ориентиры в детективном жанре?

Он замешан на противостоянии добра и зла, и мне всегда было по душе, что у наших авторов добро всегда побеждает. На это я ориентировался и в своих повестях. Я не делал из своих персонажей супергероев, у меня нет постоянной погони со стрельбой, потому что это далеко от реальности. Когда милиционер достает пистолет это уже крайняя мера. Он должен работать головой… Ну, при захвате всякое, конечно, происходит. Но это уже дело оперативников, а у меня речь о работе следователя, участкового.

А как вы относитесь к нынешнему российскому детективу?

В целом, нравится Александра Маринина. Чувствуется профессиональное знание дела, хотя для интриги много там всего накручено, придумано… Татьяна Устинова неплохо, но к трафаретам часто прибегает. А вот Борис Акунин, покуда его не понесло в политику, был интересен. Но это уже детектив с экскурсом в историческое прошлое.

Кстати, у меня тоже есть произведения этого жанра. В частности, роман Шемячич, повествующий о князе рыльском, наследнике Дмитрия Донского, внуке Дмитрия Шемяки (которому посвящен роман Николая Полевого Клятва при Гробе Господнем). Интересен этот князь тем, что в 1500 году он вышел из-под короны Литвы, свои вотчинные земли Новгород-Северское и Рыльское княжества присоединив к Москве. Жизнь его закончилась в 1525 году в заключении. Это исторический факт, который я использовал в своем детективе. Задержали преступника родом из деревни Шемякино (есть такая на трассе Курск-Фатеж) по некоторым данным, это родовое селение Шемячича. Действие, таким образом, перемещается в это село, и в детективное пространство начинает вторгаться история.

По такому же принципу написана мной историко-детективная повесть Золото гуннов, а также Меч князя Буй-Тура, где я центр Курска привязал к событиям XII века. Якобы в наш краеведческий музей привезли экспозицию из Трубчевска, в которой был меч князя Всеволода. И этот меч похищают, после чего фабула расслаивается на два параллельных направления, из XXI века перенося читателя в реалии века XII, в те ставшие легендарными события, когда Всеволод Святославич Буй-Тур, герой Слова о полку Игореве, произносит слова: А мои-то куряне опытные воины: под трубами повиты, под шеломами взлелеяны, с конца копья вскормлены…

Таким образом, мы плавно перешли к еще одному направлению вашего творчества историческому.

Это направление развивалось параллельно с милицейским. Моя дочь Ангелина заканчивала аспирантуру и готовила диссертацию по истории нашего края. Я уже был на пенсии, времени свободного вдоволь, вот она и дала мне список литературы, чтобы я походил по библиотекам и помог ей в проработке этого материала.

Когда же я погрузился в тему, то обратил внимание: если по линии науки кое-что написано исторические работы о курских князьях, то в художественном плане нет абсолютно ничего. И во мне засела мысль устранить это белое пятно. Я проштудировал Карамзина, Соловьева, Иловайского, Татищева, стал ориентироваться в хронологии. Наконец, перешел к летописям взял в оборот Лаврентьевскую, Ипатьевскую, Новгородскую младшего и старшего извода. И, опираясь на извлеченные знания, реконструировал эти события в художественном пространстве своих романов.

-У вас обширная библиография. Но во всем этом многообразии какое произведение вы считаете главным в своей жизни?

Несомненно, цикл о курских князьях, трилогию Святославичи, где многое связано со Словом о полку Игореве, где изложена моя версия о том, кто является его автором. Вот это и есть моя лучшая работа.

Беседовал Олег Качмарский