О «Маленьком принце» на Курской сцене

Разговор с режиссёром-постановщиком спектакля
13:53, 04 декабря 2019

В этом году исполнилось 10 лет постановки в Курском театре кукол «Маленького принца». И всё это время спектакль остаётся в репертуаре, пользуясь неизменным успехом у публики. О его секретах мы беседовали с главрежем Курского театра кукол Валерием Бугаёвым.

— Если говорить о внутренней мотивации, связанной с постановкой спектакля, то безусловно «Маленький принц» это своеобразная загадка, — рассказывает Валерий Флегонтович. — С другой стороны, для многих режиссёров, работающих в театре кукол, это не иначе как попытка проверить свои силы, свою состоятельность, внутренний уровень своего профессионализма.

— Потому что он сложен для постановки?

— Да, это произведение, с одной стороны, вроде у всех на слуху, его разобрали на многочисленные цитаты. Не зная всех подробностей, связанных с жизнью Антуана де Сент-Экзюпери, тем не менее, все знают, что такое «Маленький принц», очень многие читали эту сказку, которая на самом деле совсем не сказка. И такая популярность этого произведения естественным образом влечёт. Влечёт режиссёров, и многие театры используют свой шанс, чтобы заполучить постановку этого произведения в свой репертуар. Можно сказать, что это некий элемент престижа.

Отметим, что курская постановка имеет свою предысторию, уходящую в то время, когда Валерий Бугаёв работал в Днепропетровском театре кукол. Именно тогда он решил поставить «Маленького принца».  

— Чаша сия не миновала и меня, — вспоминает режиссёр. — В этом не было тщеславия, честолюбия, а была внутренняя потребность. Когда мы с художником Никитиным всерьёз приступили к работе над этим спектаклем в Днепропетровске в 1985 году, нам пришлось решать очень много внутренних задач. Думать о том, как обойти те подводные камни, которые у Экзюпери заложены на каждом шагу. Мы сразу поняли, что не потянем весь объем произведения, поскольку там очень много сцен, которые требуют отдельного решения. Если бы мы посягнули на весь объём, то спектакль растянулся бы бог знает на какое время. И мы прекрасно понимали, что нужен какой-то жёсткий отбор — и чисто технически, и такой, что не разрушил бы всю смысловую природу и ткань самой литературы.

При всех театральных постановках, которые были, пьесы как таковой не было. Её не существует в природе. Поэтому каждый режиссёр выбирает то что ближе его душе, что-то оставляя за кадром, — он как бы делает инсценировку, но на самом деле там инсценировать особо нечего.

Кстати сказать, глянул я несколько постановок «Маленького принца», выложенных на ютубе — как кукольных, так и драматических. И что тут скажешь — это же форменное безобразие, в чём любой желающий может убедиться.

Итак, благодаря чему достигается эффект, попадание в 10 у Валерия Бугаёва? На наш взгляд, прежде всего потому что режиссёр понимает, что имеет дело с иносказанием, символизмом. И нельзя это выстраивать горизонтально. Здесь необходима вертикаль.

— Мы для себя тогда сразу решили, что Маленький принц — это отражение внутреннего душевного состояния самого лётчика, — размышляет Валерий Флегонтович. — Ведь то, что происходит, это рассказ о случившемся 6 лет назад. С этого начинается произведение. Лётчик, вспоминая свою жизнь, рассказывает, что 6 лет назад ему пришлось совершить посадку в Сахаре, а за этим следует всё остальное — встреча с Маленьким принцем. И самое главное — если человек так подробно и чётко зафиксировал всё это в своей памяти, это означает, что данная встреча совершила переворот в его душе.

И мы для себя определили, что все эти встречи принца с персонажами его полёта — Королём, Честолюбцем, Пьяницей, Дельцом, Фонарщиком — не иначе как встречи с самим собой. По существу лётчик транспонирует эти персонажи на самого себя, начиная осознавать то, что в каждом человеке заложены какие-то различные качества, свойственные для разных ситуаций. Он проявляется по-разному, может совершать как благородные поступки, так и наоборот недостойные. И это всё в природе человека очень плотно перемешано, не существует жёсткого деления на чёрное-белое. Мир многообразен, многоцветен, и Лётчик понимает, что благодаря встрече с Принцем он заново переосмысливает то, что произошло раньше в его жизни.

Таким образом, перед нами не иначе как путешествие внутрь самого себя. Как, например, в альбоме арт-рок-группы Genesis «Заклание агнца на Бродвее», где герой произведения — некто Раэль — путешествует по глубинам собственного подсознания.

— И дальше мы искали способ как это реализовать внутри спектакля. Всё начинается ещё с Розы: Принц рассказывает о Розе, а Лётчик в этот момент думает о своей истории. Поэтому наряду с планетой, на которой живёт Маленький Принц и разговаривает с Розой, в спектакле появляется  реальная женщина. И она приходит из истории не Принца, а самого Лётчика. И то же самое — с другими персонажами. Все они не что иное как человеческие качества, которые присущи каждому из нас. В жизни каждого человека важны поиски своего я, осмысление своей жизни и возможность её переосмысления.

И так мы приходим к главной идее «Маленького принца» — к евангельской заповеди: будьте как дети, ибо их есть Царствие Небесное. Маленький принц — это тот ребёнок, который живёт в человеке. Кстати, та же идея заложена в таких шедеврах разного времени как «Король Матиуш» великого педагога Януша Корчака, а также в кинофильме «Золотая шпага» режиссёров Шумского и Соколова, где также присутствует Принц из сказочного мира, и также он гибнет в конце истории, тем самым символизируя окончание детства.  

— С этого и начинается сказка — данная мысль заложена ещё в эпиграфе: посвящении Леону Верту, когда он был маленьким, — напоминает режиссёр. — Многие авторы обращаются к детству, где формируется вся будущая жизнь человека, и очень важно насколько человек способен сохранить в себе внутреннюю детскость, умение во взрослом состоянии не потерять в себе те свойства, которым мы радуемся, вспоминая свои детские годы.

Думаю, что мы поступили очень правильно, повторно поставив спектакль на сцене Курского театра кукол в 2009 году. Ведь днепропетровская предыстория известна мне, но неизвестна курянам.

 В то же время есть множество детских книг, историй, которые в полной мере весёлые, радостные. Особенность же «Маленького принца» состоит в том, что здесь присутствует тот трагический момент, благодаря которому достигается катарсис. Как я понял по вашим работам (кроме «Принца», я видел также «Бабаню»), именно в этом и заключается ваш целенаправленный подход, ваше кредо?

— Безусловно, поскольку в любом спектакле, который я ставлю, сознательно, бессознательно, подсознательно я всё равно ищу некие болевые точки воздействия на зрителя. Не для того чтобы причинить ему боль, а для того чтобы пробудить в нём глубинные эмоции. Чтобы он воспринимал спектакль не только умом, но прежде всего сердцем. Чтобы зритель сопереживал — ведь именно в этом главное предназначение театра.

И это ещё одна заповедь, заложенная у Экзюпери: самого главного глазами не увидишь, зорко одно лишь сердце.

Говоря о спектакле, о его успехе, необходимо отметить также и великолепный актёрский ансамбль. Это и Лис в прекрасном исполнении Вадима Козлова, это и небольшие роли Розы, Змеи. Ну и конечно исполнителей главных ролей. Маленького принца на протяжении всех лет  играет Наталия Бугаёва. А вот Лётчика в своё время — в Днепропетровской постановке — доводилось играть самому постановщику. А в Курске в этой роли успели проявить себя двое артистов.

— Никита Шмитько играл успешно на протяжении ряда лет, — говорит Валерий Бугаёв, — но так сложилось, что он ушёл из театра и сейчас работает в Петербурге. На его место пришёл Игорь Семеновский — на мой взгляд, то что делает Игорь — это намного точнее, интересней и тоньше по сравнению с предшественником. Потому что многие вещи зависят как от актёрского опыта, так и от внутреннего человеческого багажа. И особенно это важно для такого произведения как «Маленький принц».

Олег Качмарский

Вернуться к списку

Загрузка...

читайте также:

Загрузка...