От Понырей до Берлина



От Понырей до Берлина

Ну что, Брагин, говорят у тебя день рождения? Принимай тогда подарок, с этими словами командир подвел молодого наводчика к 122-миллиметровой гаубице, целься и не промахивайся, помни: если ты не уничтожишь врага, он может сделать это с тобой.

Тогда, в марте 1943-го, Евгений Брагин и представить не мог, что вот с этим фронтовым «подношением» пройдет всю войну: от первого боя под Понырями до последнего в Берлине в двух километрах от рейхстага. В артиллерию Евгений Иванович попал, можно сказать, случайно. Первый раз его и других сельских ребят 1924 года рождения вызвали в военкомат в начале лета 1942-го. Но поскольку им тогда еще не исполнилось восемнадцати, всех отправили домой до особого распоряжения. Период фашистской оккупации отодвинул начало службы к февралю следующего года. Все это время семнадцатилетним парням приходилось скрываться от немцев и полицаев, поскольку молодежь фашисты в первую очередь угоняли на работу в Германию.

Однажды нас все-таки поймали, привели к хате, где располагалась немецкая комендатура. От неволи спас односельчанин, который вернулся с фронта без ноги, и его оставили нас караулить. Увидев, что фашистов поблизости нет, он скомандовал: «Бегите, пацаны!», вспоминает Брагин.

В конце января 1943 года Быково (Горшеченский район) было освобождено от немцев.

В сражениях за село погибло много наших солдат, но и фашистов уничтожили немало. Около 300 немцев захватили в плен. Их пригнали в здание школы, а нам, нескольким местным парням, выдав оружие, доверили их охранять, описывает ветеран свое первое ответственное задание во время войны.

Уже в феврале Евгения Брагина с товарищами призвали на фронт.

Пешком добрались до Касторного, а здесь бомбежка. Нас отпустили по домам, приказав явиться через два дня, рассказал Евгений Иванович.

В назначенный срок он и еще несколько парней были отобраны в 208-й артиллерийский полк четвертого корпуса пятой артиллерийской дивизии. Одни попали в разведчики, другие в связисты. Брагину судьба определила быть наводчиком орудия.

Его боевой путь начался весной 1943 года на северном фасе Курской дуги под Понырями.

Сначала здесь было тихо, говорит бывший артиллерист, стояли в обороне, изучали военные «премудрости», занимались огневой подготовкой. Но даже нам, неопытным солдатам, было понятно: это затишье только временное, впереди тяжелые бои.

Генеральное сражение с фашистскими полчищами на Курской дуге началось 5 июля 1943 года.

Трудно словами описать то, что происходило тогда. Сотни залпов сливались воедино, от непрерывных выстрелов раскалялся ствол орудия. Весь наш расчет, состоящий из семи человек, действовал как единое целое, поделился Евгений Брагин. Не сразу, но немецким войскам удалось начать ответный артиллерийский огонь. Затем в атаку пошли немецкие танки.

Нам поступил приказ не отступать, но и не стрелять, подпустить танки на расстояние 200 метров. Какой это риск, понимали даже неопытные солдаты. Но у командования был свой расчет. Как только танки приблизились, из укрытия появились «Катюши». Их огонь уничтожил часть машин, а остальные повернули назад, сообщил ветеран.

Вражеские атаки под Понырями продолжались в течение семи дней, однако к 12 июля немцы продвинулись на северном фасе дуги лишь на 10-12 километров. Советское командование своевременно уловило момент, когда противник стал выдыхаться, и приняло решение о переходе от обороны к контрнаступлению.

Особенность Курской битвы в том, что после нее фашисты уже не нападали, а только оборонялись. Мы же начали освобождать нашу землю.

Украина, Белоруссия, Польша, форсирование Днепра, Одера, бои в Германии, взятие Берлина таковы были дальнейшие вехи фронтового пути артиллериста Брагина. Многое пришлось пережить: тяжелые испытания и гибель тех, кто воевал рядом… В Польше Евгений Иванович был контужен.

Раздался взрыв, и меня засыпало землей, потерял сознание. Спасли меня проходившие недалеко пехотинцы. Они сначала подумали, что я мертв, решили откопать, чтобы взять документы, а то, мол, так и останется боец пропавшим без вести. Как говорят, судьба, видимо, хранила. Спасли. Попал в госпиталь. Но пробыл там недолго. Пришел командир и попросил тех раненных, кто может, встать к орудиям. Думаю, что же я свою «подаренную» гаубицу брошу? И ушел…

Весть о Победе встретил Евгений Брагин в Берлине. Правда, после последнего «победного» выстрела из своего орудия далеко не сразу артиллерист вернулся домой. Два года еще служил в Германии. И только в 1947-м началась для него мирная жизнь и труд на родной земле то ради чего и сражался ветеран, не щадя жизни.

За ратные заслуги в годы Великой Отечественной войны Брагин награжден орденами Красной Звезды и Отечественной войны II степени, медалями «За боевые заслуги», «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина» и «За победу над Германией».

Елена Бобрышева, газета «Маяк»