РИА Курск

Загружаем...

Открытие Полевого



Открытие Полевого

В Курском областном литературном музее отметили 220­-летний юбилей русского писателя, историка и журналиста Николая Полевого.

Этой акцией ее организаторы ставили перед собой двойную цель: во­-первых, начать процесс возвращения этого имени с тем, чтобы Полевой стал для курской земли столь же знаковой фигурой, каким и для нее являются Георгий Свиридов, Евгений Носов, Афанасий Фет, Николай Асеев… И, во­-вторых, вернуть этому автору подобающее место в русской литературе. Обоснования были приведены в докладе литературоведа Олега Качмарского.

Курский сибиряк

Николай Полевой родился 3 июля 1796 года в Иркутске. Что же дает повод утверждать, что является он достоянием и гордостью прежде всего курской земли? Дело в том, что в Иркутске его отец, Алексей Евсеевич, оказался волею купеческой судьбы, а их родовое гнездо находится именно в Курске. Вместе с отцом Николай Полевой возвращается в город в 1813 году, в возрасте 17 лет. И здесь же начинается ключевой для творческого пути писателя этап, происходит становление личности, внутреннее созревание и накопление, создание той базы, которая в дальнейшем – в Москве и Санкт-­Петербурге – служила писателю основой для его кипучей деятельности. Во время пребывания в Курске состоялся также печатный дебют Николая Полевого: в 1817 году в московском журнале «Русский вестник» было опубликовано его «описание проезда и пребывания в Курске императора Александра», а в 1818 году в том же издании -­ еще две его статьи. И вот когда период учения и накопления завершился, настала пора покинуть родовое гнездо: «В феврале 1820 года я навсегда оставил Курск». Однако в мае 1822 года он еще раз посещает город, чтобы проститься с умирающим родителем.

Неведомый гений

Когда речь идет о писателях, неизвестных широкому кругу, о них принято говорить с неизменной долей снисходительности. Это, мол, писатель не первого ряда, но и такие требуют внимания.

Однако Олег Качмарский в своем выступлении предъявил публике неопровержимые доказательства того, что Николай Полевой – не просто незаслуженно забытый талант, а стопроцентный гений, о чем свидетельствуют три основных признака.

Первым является возраст, в котором началось приобщение к знанию, а также интенсивность процесса. С тех пор как Полевой научился грамоте, он читал самую разнообразную литературу. Это позволило ему накопить информацию, которая должна была послужить строительным материалом в создании собственных произведений. Это тот хаос, который со временем должен был превратиться в космос. Чему способствовал второй признак гениальности – образование, которое он получил самостоятельно.

Он не учился ни в каком официальном заведении, и даже учителей у него не было. Но об уровне этого образования свидетельствуют результаты. И здесь становится очевидным третий признак гениальности – качество созданного (а также его количество). Потребуется немало места для того, чтобы только перечислить все достижения Николая Полевого в области истории, литературы и журналистики. Это и журнальная революция, произведенная «Московским телеграфом»; и ряд произведений, положивших начало русской исторической прозе; и намного опередившая свое время мысль историка­энтузиаста; и безукоризненная – ни на йоту не потерявшая актуальности и доныне – литературная критика; и столь разнообразные художественные шедевры, как «Блаженство безумия», «Живописец», «Рассказы старого солдата», «Старинная сказка о Шемяке на новый лад»…

Но почему же приходится доказывать, если все настолько очевидно? Согласно приведенным фактам, всему виной ложная система представлений о русской литературе, долгое время в силу идеологических причин господствовавшая в отечественном литературоведении и окончательно исчерпавшаяся на современном этапе развития. И сегодня все более очевидной становится необходимость новых подходов, новых идей, новых импульсов. На что и направлено нынешнее «Открытие Полевого».

Арчил Микоян