Под Курском в трейлере живёт семья бывших циркачей с верблюдом


Дрессировщики Марат Каршиев и Алла Авраменко потеряли работу из-за коронавируса, но бросить подопечного не смогли


В деревне 2-ое Курасово, что буквально в 10 минутах езды от Курска, сельская идиллия. Вдоль дорог пасутся овцы, лошади и... верблюд. Когда-то Алтын был звездой цирка. Так же, как и его хозяева. Но «цирк уехал», а вернее — обанкротился. А люди остались. Супруги-дрессировщики Марат Каршиев и Алла Авраменко стараются выжить и спасти питомцев, скучают по цирковому прошлому, но ни на что не жалуются.

Марату 60 лет, его жене — 55. Половину жизни они отдали цирку. Вместе колесили по стране, пробовали себя в разных «жанрах»: акробатика, конный спорт, иппотерапия. Со временем остановились на дрессуре. «Воспитывали» верблюдов, лошадей, собак, медведей. С подопечными в составе цирка-шапито не раз гостили и в Курске.

— Начинал в Ташкентском цирке, потом — в Московском госцирке, а потом в шапито перешёл, — вспоминает Марат.

Курская область супругам понравилась, да и финансовые возможности были — недалеко от города 10 лет назад они купили полдома, планируя встретить в нём старость вместе со своими четвероногими артистами. А пока позволял возраст и здоровье — продолжали гастролировать по стране.

Чёрная полоса началась внезапно. Пока семья отсутствовала, соседская половина дома сгорела. В огне погиб старенький дедушка-сосед. А половину отсутствующих циркачей разграбили «добрые люди» — вынесли мебель и технику, которую супруги заботливо закупали с гонораров.

Но Марат и Алла не отчаивались. Растворились в работе, откладывали деньги на восстановление дома, а сами жили и гастролировали в доме на колёсах. Во время очередных гастролей в трейлере произошло замыкание — он сгорел. Все сбережения семьи ушли на покупку нового автодома.

А потом началась пандемия. Маленькие цирковые труппы были обречены. Во время гастролей в Ростове начальство шапито, в котором работали Каршиев, Авраменко и другие артисты, просто сбежало, не заплатив. Так люди остались без денег и работы.

Но самое страшное — потеря четвероногих коллег. Верблюда Алтына, пони Малику, собаку Арзика супруги смогли забрать в Курск, а вот медведи остались в Ростовском цирке. Вспоминать об этом Марату до сих пор тяжело.

Впрочем, на печаль у семьи нет времени — надо кормить себя и цирковых животных. Сначала Алла пыталась работать по своему профилю — катать маленьких курян на пони за деньги. Выжили конкуренты.

Марат работает дворником при торговом центре. Зарплата маленькая, зато разрешают забрать испорченные овощи и фрукты, которые необходимы животным. Также мужчина собирает и сдаёт вторсырьё. Выжить помогает подсобное хозяйство: большой огород, стадо овец, куры.

Выручает и Алтын. Нет-нет, да остановится проезжающая машина, люди попросят покататься или сфотографироваться с верблюдом. Определённого прайса у Марата нет — кто сколько даст. Поступали предложения просто выкупить верблюда. Хозяин категорически против.

— Все говорят: «Продай, продай». Куда его? Зачем? А здесь напоминает мне цирк, — объясняет дрессировщик. — Это же как наши дети. Жалко куда-то сдавать. Пускай живут.

Сама семья продолжает жить в трейлере. К большой цирковой семье добавились ещё три собаки, несколько кошек. Марат и Алла никого не прогоняют. Единственная сложность — запасти на зиму еду для четвероногих.Каждый день Алтын ест 5 кг овса, Малика — 3,5 кг. Всего на зиму верблюду, пони и овцам требуется около 10 тюков сена и 20 мешков зерна.

Супруги будут рады помощи. Но только не деньгами, а продуктами. А ещё добрым словом. Ведь, если в целом, у Марата, Аллы и их подопечных всё хорошо.

— Не жалею, что мы сюда приехали, — на прощанье говорит Алла. — И в Крым приглашают родственники, и в другие регионы. Но не хочу. Просто нравится здесь, и всё.