РИА Курск

Загружаем...

Полвека на сцене Курского драматического


Не обладавший броской фактурной внешностью, Андрей Буренко тем не менее переиграл главные роли русской, советской, зарубежной классики.


Полвека на сцене Курского драматического

В рамках проекта «Гордиться – значит знать» продолжаем цикл публикаций, в которых рассказываем о почетных гражданах Курска. Сегодня речь пойдёт о первом артисте Курского театра, удостоенном звания «народного артиста РСФСР».

Андрей Петрович Буренко родился 25 декабря 1920 года в селе Большая Ольшанка Васильковского района Киевской области. В конце 20-х годов семья переехала в Курск. 

В 1936 году Андрей поступил в открывшуюся при Курском драматическом театре студию под руководством заслуженного артиста РСФСР Александра Канина. Годом спустя 17-летний юноша, оставаясь студийцем, впервые вышел на сцену, исполнив небольшую роль в спектакле «Павел Греков». Однако успешно начатую театральную деятельность на четыре года перечеркнула война.

С июня 1941-го по май 1945-го Андрей Буренко – на фронте. Воевал сначала под Смоленском, будучи старшим сержантом, командовал минометным взводом, защищал Москву. Затем выходил из окружения под Рузой, участвовал в боях под Звенигородом. Попал в плен, но смог бежать с товарищем из товарного вагона, направлявшегося в Германию. После этого вновь попал на фронт, получил тяжелое ранение в ногу, только чудом удалось избежать ампутации. Участвовал в боях за освобождение Сум и Курска. Во время участия в Корсунь-Шевченкоской операции был вновь ранен. Воевал в Румынии, Венгрии, Австрии, Чехословакии, где и закончил войну в составе дивизионного ансамбля песни и пляски.

В 1946 году демобилизовался и вернулся в Курск в родной театр, которому Андрей Петрович посвятил 52 года жизни – в его трудовой книжке только одна запись – «Актер Курского драматического театра».

За свою долгую творческую жизнь актер сыграл более 200 ролей русского и зарубежного репертуара.  Начав с образов юных мечтателей, искателей приключений, постепенно перешёл на возрастные роли, всегда добивался подлинной сценической правды, находя яркие и точные детали для характеристики своего персонажа.

Ещё будучи воспитанником студии, был занят в небольшой эпизодической роли в спектакле «Человек с ружьем» Н. Погодина. С тех пор, будучи человеком своей эпохи, мечтал сыграть роль Ленина. И сыграл в 1967 году в спектакле «Третья патетическая» Н. Погодина в постановке Николая Резникова.

Поражала широта творческого диапазона артиста: Дулитл, корчивший из себя лорда («Пигмалион»), мятущийся духом Михаил Семенович Щепкин («Талант и неволя»), интеллигентнейший Сорин из «Чайки», взрывной, темпераментный бригадир строителей Потапов («Протокол одного заседания»), мафиози Дон Татталья («Крестный отец»), бездомный бомж по кличке Пифагор из «Свалки» и даже Бог в элегантном костюме современного мужчины («Святой и грешный»).

Не обладавший броской фактурной внешностью, Буренко тем не менее переиграл главные роли русской, советской, зарубежной классики. Особенно заметен он был в спектаклях по пьесам Островского, Чехова, Горького. На нем, ведущем актере, «премьере», как принято говорить в театральном мире, в значительной мере держался репертуар. Достигнув определенной зрелости, стал характерным актером. Было время, когда в Курском театре режиссеры-постановщики менялись как в калейдоскопе – приезжали и уезжали, но их выбор в распределении наиболее ответственных ролей неизменно падал на Андрея Буренко.

Андрей Петрович вел большую общественную работу, 27 лет – в 1964-1991 годах возглавлял Курское отделение Союза театральных деятелей РСФСР. Умер артист 16 апреля 1997 года.

Вот каким он запомнился художественному руководителю театра народному артисту России Юрию Валерьевичу Бурэ:

С первого же раза, когда в 1982 году я принял театр, Андрей Петрович произвел на меня удивительно приятное впечатление обаянием, живым взглядом, ненадутостью. Но одного жизненного обаяния на сцене недостаточно. Нужно обладать и другими качествами. Андрей Петрович – потрясающе органичный актер, правдивый. Полностью веришь в то, что он яркий исполнитель. И вот это довольно редкое сочетание – органика и яркость – определяют актерский талант, независимо от того, какая роль досталась – большая или крохотная.

Станиславский говорил: «К роли надо идти от себя». В этой фразе, по мнению народного артиста СССР Алексея Дмитриевича Попова, важен глагол – идти, но идти как можно дальше от себя, иными словами, быть на сцене всегда разным, не повторяться. В этом и состоит дар перевоплощения.