РИА Курск

Загружаем...

Последний поход Императора



Последний поход Императора

60 лет назад в акватории севастопольской бухты началась операция по подъему на поверхность флагмана черноморского флота ­ линейного корабля «Новороссийск», погибшего на рейде в 1955 году.

Трагедия унесла жизни более 800 моряков, среди которых были 13 наших земляков. Теперь их имена высечены в камне на территории Михайловского морского храма в областном центре. Мемориал с якорем и цепью был установлен в 2002 году по инициативе членов курского морского клуба «Кают-­Компания».

Взрыв

Композиция памятника в некоторой степени символична, ведь корабль затонул на месте стоянки, куда он вернулся из похода по случаю 100-­летия обороны Севастополя. Швартовка прошла нештатно ­ «Новороссийск» на полкорпуса проскочил нужное место, однако буксировку было решено отложить, а большая часть команды убыла в увольнение. 29 октября около половины второго ночи под корпусом корабля с правого борта в носу раздался взрыв, вырвавший часть палубы полубака.

Примерно через 30 секунд раздался второй взрыв по левому борту. В результате сразу погибли более 150 моряков, находившихся в кубриках, а в днище образовалась 150­-метровая пробоина. Корабль начал быстро крениться на правый борт. Спустя 10 минут после взрыва о случившемся было доложено командующему флотом и принято решение отбуксировать линкор на мелководье. К этому времени на борт гибнущего «Новороссийска» прибыли 28 старших офицеров во главе с вице­-адмиралом Виктором Пархоменко. Он до последнего не верил в то, что флагман может затонуть, потому так и не решился отдать приказ покинуть корабль. Тем не менее вокруг линкора уже находились десятки спасательных шлюпок, готовых принять экипаж.

К 04:14 московского времени «Новороссийск», принявший более 7 тысяч тонн воды, накренился до роковых 20 градусов, качнулся вправо, столь же неожиданно повалился влево и лег на борт. В таком положении он оставался несколько часов, упершись мачтами в грунт. Затем корпус полностью исчез под водой. Большинство военнослужащих остались внутри опрокинутого судна. Часть из них длительное время держалась в воздушных подушках отсеков, но спасти удалось лишь девять человек: семь моряков вышли через прорезанную в кормовой части днища горловину спустя пять часов, и еще двух вывели водолазы. По словам ныряльщиков, замурованные и обреченные на смерть моряки пели «Варяга».

Родом из Италии

На момент гибели «Новороссийску» исполнилось 44 года. Большую часть своей жизни линкор носил другое имя ­ «Джулио Чезаре» («Юлий Цезарь») и ходил под итальянским флагом. Он был заложен в Генуе летом 1910 года и через пять лет спущен на воду. В Первой мировой войне он участия не принимал, а в 1920­х годах использовался как учебный корабль для подготовки морских артиллеристов.

В середине 1930-­х «Джулио Чезаре» прошел капитальный ремонт, его вооружили тремя орудиями главного калибра и значительно улучшили ходовые качества. Также на нем установили три торпедных аппарата, зенитные пушки и крупнокалиберные пулеметы. В ходе Второй мировой войны линкор занимался в основном сопровождением конвоев, но в 1942 году командование признало его устаревшим и перевело в разряд учебных судов.

После капитуляции Италии до 1948 года «Джулио Чезаре» находился на стоянке, с минимальным количеством команды и без надлежащего технического обслуживания. В том же году был передан советской стороне в качестве контрибуции. Передача состоялась в феврале 1949 года. Над палубой подняли военно-­морской флаг СССР и присвоили имя «Новороссийск».

Как отмечают практически все исследователи, корабль был в запущенном состоянии. В относительно удовлетворительном виде находилась основная часть вооружения, главная энергетическая установка и основные корпусные конструкции ­ обшивка, набор, главные поперечные переборки ниже броневой палубы. А вот общекорабельные системы: трубопроводы, арматура, обслуживающие механизмы ­ требовали серьезного ремонта или замены. Радиолокационных средств на корабле не было вообще, парк средств радиосвязи был скуден, полностью отсутствовала зенитная артиллерия малого калибра. Командование Черноморским флотом отдало приказ ­ в кратчайшие сроки превратить корабль в полноценную боевую единицу.

Линкор восемь раз находился в заводском ремонте. На нем установили 24 спаренные установки советских 37­миллиметровых зенитных автоматов, новые радиолокационные станции, средства радиосвязи и внутрикорабельной связи, заменили также турбины. В мае 1955 года «Новороссийск» вошел в строй Черноморского флота и до конца октября несколько раз до трагедии выходил в море.

Эхо войны

Для выяснения обстоятельств взрыва была создана правительственная комиссия. Впоследствии причиной катастрофы был назван «внешний подводный взрыв». Наиболее вероятным признали подрыв немецкой магнитной мины, оставшейся на грунте после Великой Отечественной войны. Однако есть и другие версии.

После изучения обстоятельств наиболее правдоподобной казалась минная версия. Что было вполне объяснимо ­ мины в севастопольских бухтах были не редкостью, начиная со времен Гражданской войны. Акватория периодически очищалась от опасных предметов с помощью тральщиков и водолазных команд. Последнее такое комплексное обследование было проведено в 1951-­1953 годах. Однако уже после взрыва линкора в Севастопольской бухте обнаружили еще 19 немецких донных мин, в том числе три ­ на расстоянии менее 50 метров от места гибели линкора. В пользу этой версии говорили и показания водолазов: концы обшивки пробоины были загнуты вовнутрь, заусенцами от обшивки, взрыв был с внешней стороны корабля.

Торпедная атака

Следующей была версия о торпедировании линкора неизвестной подводной лодкой. Однако при изучении характера повреждений комиссия не нашла характерных примет, соответствующих удару торпеды. Зато она обнаружила другое. На момент взрыва корабли дивизии охраны водного района, чьей обязанностью было стеречь вход на главную базу Черноморского флота, находились совсем в другом месте. Так что на внутренний рейд теоретически могла проникнуть карликовая субмарина. Это предположение, в свою очередь, породило другое ­ диверсия.

Подводная угроза

В пользу этой версии говорило то, что, прежде чем встать под красный флаг, «Новороссийск» был итальянским кораблем. А самый грозный подводный спецназ во время Второй мировой войны ­- «10­-я штурмовая флотилия» ­- был у итальянцев, и командовал им князь Джунио Валерио Боргезе, убежденный антикоммунист, якобы публично поклявшийся после передачи линкора СССР отомстить за такое унижение Италии. Теоретически иностранный подводный крейсер мог доставить боевых пловцов на максимально близкое к Севастополю расстояние, чтобы те осуществили диверсию. С учетом боевого потенциала первоклассных итальянских аквалангистов, пилотов малых подлодок и управляемых торпед, версия о подводных диверсантах выглядит убедительно.

Последняя пристань

Летом 1956 года экспедиция подводных работ особого назначения приступила к подъему линкора. Генеральную продувку начали 4 мая 1957 года, и в тот же день корабль всплыл кверху килем. Днище поднялось над водой примерно на 4 метра. Под водой осталась третья башня главного калибра, которую пришлось поднимать отдельно. Затем корабль отбуксировали в Казачью бухту и перевернули. В дальнейшем он был разобран на металл и передан на завод «Запорожсталь», а стволы орудий до 1971 года лежали напротив Морского училища.

Моряки-куряне, погибшие на Новороссийске: Михаил Губин, старшина 2-й статьи, Александр Косухин, старшина 2-й статьи, Медовкин Григорий, старшина 2-й статьи, Машин Михаил, старший матрос,  Минаков Дмитрий, старший матрос, Таранов Владимир, старший матрос, Матвеев Анатолий, матрос, Мишин Валентин, матрос,  Огурцов Александр, матрос, Рязанцев Александр, матрос,  Харичков Андрей, матрос, Чумаков Сергей, матрос, Шевяков Александр, матрос.

Подготовил Максим Волков