РИА Курск

Загружаем...

Путешествие с открытым сердцем



Путешествие с открытым сердцем

На сибирскую геологическую станцию на имя геолога Прохорова приходит радиограмма: «буду проездом узловой двенадцатого четыре двадцать утра вагон седьмой лена». Так начинается фильм Сергея Никоненко «Люблю жду Лена», поставленного на московской киностудии имени Горького в 1983 году.

Но вот незадача ­ Прохоров ­то в данный момент находится где-­то далеко в тайге, и дать знать ему никак нельзя, а указанное число приезда ­ это уже завтра. Однако находящийся на станции Серега Крутов ­ бывший десантник и просто хороший парень, зная об отношении своего товарища к этой женщине, решает сам добраться до станции, взяв на себя посредническую миссию. И он торопится к месту назначения, по ходу получая помощь от различных людей, то и дело меняя транспортное средство («уазик», моторная лодка, лошадь, тепловоз) и попутно вспоминая оставшуюся в далеком Ростове собственную невесту.

В основу фильма легла повесть курского писателя Владимира Деткова «Три слова». Это было уже второе обращение режиссера к творчеству курских авторов ­ двумя годами раньше вышла его картина «Цыганское счастье», снятая по рассказам Евгения Носова. Фильм «Люблю Жду Лена» ­ динамичный, лирический ­ с полным правом можно внести в число лучших работ Сергея Никоненко. Одну из ролей ­ того самого геолога, на имя которого пришла радиограмма от Лены, ­ исполнил сам маэстро. Главных же героев сыграли Александр Новиков и Ольга Битюкова.

Эти имена мало что говорят современному зрителю, но интересно, что актерский дебют Ольги Битюковой состоялся в 1974 году ­ в 16­-летнем возрасте. Это была одна из главных ролей в культовой среди советских подростков фантастической дилогии Ричарда Викторова «Москва ­ Кассиопея» и «Отроки во Вселенной».

Из других актерских ее работ отметим главную роль в экранизации повести Ярослава Галана «Горы дымят» (1988). Александра Новикова можно увидеть в таких фильмах, как «Тайна золотой горы», «Атака», «На златом крыльце сидели», а также в эпизодических ролях в постановке «Мертвых душ» Михаила Швейцера и «Серой мыши» по одноименной повести Виля Липатова.

В фильме Сергея Никоненко главные герои настолько блестяще исполнили свои роли, что любо­дорого смотреть. И речь идет не столько об их привлекательной внешности, сколько об умении создать психологически точный образ на экране. В основе фильма личная жизнь, психология, свойственная человеку вообще, независимо от общественных формаций. Наверное, поэтому фильм смотрится с большим удовольствием и сегодня.

Для нас же эта картина представляет еще и краеведческий интерес. Да и вообще, после просмотра удачной экранизации литературного произведения, как правило, возникает желание ознакомиться с первоисточником, поскольку кино имеет свои, отличные от литературы, особенности жанра. При чтении повести Деткова вначале может показаться, что в сравнении с фильмом она несколько расплывчата, и, отсекая при перенесении на экран все длинноты, режиссер просто ее усовершенствовал. Однако при окончательном в нее погружении становится ясно, что перед нами два разных произведения. И что повесть имеет совершенно иную, чем фильм, композицию.

В основе у Деткова путь как архетип. Путь героя на встречу с Леной ­ заметим, женщиной не своей, а товарища. Встречая же на этом пути разных людей, от каждого он выслушивает историю из жизни. И, будучи человеком сверхотзывчивым (это и есть главное его качество), принимает все близко к сердцу. Посему впору вспомнить подзаголовок платоновского «Чевенгура» ­ «Путешествие с открытым сердцем», которому тут же находится дословное подтверждение в самом тексте:

«В Мурманск вернулся я тогда из очередной своей рыбной кругосветки. Без малого полгода океан пахали. Земля наяву снилась. Только замаячит на горизонте любая ­ чужая, необитаемая, ­ глаз к ней тянется. А когда к своему берегу пристали, что и говорить, голова кругом, ноги колесом, душа нараспашку».

В общей же сложности все эти истории из разных отдельных жизней становятся притоками для истории жизни Сергея Крутова, ­ а в сумме все оно образует жизнь всеобщую, жизнь как таковую. Ведь именно с этой целью ­ для того чтобы ощутить целостность жизни, ­ герой покинул родные места и отправился в дальние сибирские дали. И по этой же причине жизнь друга он переживает, как свою собственную.

Всего этого в фильме нет, все побочные линии отсечены, оставлена лишь история любви главного героя. Однако это никак не ограничивает сюжетную линию картины, а, напротив, добавляет ей уникальности, которая способна до последних минут удержать даже самого искушенного зрителя.

Олег Качмарский