РИА Курск

Загружаем...

Рецепт хорошего фильма



Рецепт хорошего фильма

Творческий визит в Курск кинорежиссера Николая Лебедева – событие знаковое. Во­-первых, потому что пришелся на Год российского кино, а это связано с решением насущных задач, стоящих перед отечественным кинематографом.

Во­-вторых, режиссер этот при относительной молодости (1966 года рождения) является уже дважды лауреатом Госпремии. В­-третьих, приехал он в канун всероссийской премьеры своей новой работы – фильма «Экипаж», который за две недели проката стал одним из наиболее кассовых отечественных кинопроектов.

Именно этот фильм-­катастрофу на встрече с курскими журналистами и представлял Николай Лебедев. И с ходу захотелось задать вопрос…

О ремейках

– Стоит ли пробовать дважды войти в одну реку? Как бы вы сформулировали смысл ремейка?

– Дело в том, – ответил Николай Лебедев, – что все искусство строится как раз на ремейках. На повторении пройденного, на новом витке. У нас, к сожалению, это не очень работает, потому что нет этой традиции. Хотя работало раньше: были прямые очень точные ремейки – скажем, «Неуловимые мстители» – картина Эдмонда Кеосаяна, которая была сделана по следам фильма 20­-х годов «Красные дьяволята».

Но дело в том, что в мировом кино это не просто распространено, это способ развития кинематографа. Альфред Хичкок в 20­-е годы, еще не будучи режиссером, а занимаясь написанием сценариев, уже делал в английском кино бесконечное количество ремейков, потому что от повторения что­-то улучшалось, изменялось, вырастало. К знаменитым ремейкам в кино относятся фильмы Мартина Скорсезе «Мыс страха» и «Отступники» (прямой ремейк картины «Двойная рокировка»), «В джазе только девушки» Билли Уайлдера – это дважды ремейк, их делали Феллини, Хичкок, Спилберг, Коппола…

Все творчество Пушкина, Шекспира, Микеланджело – это ремейки.

Плохо, если берется форма без понимания сущности, без собственного отношения к предмету, без нового прочтения, и на известном сюжете пытаются наскоро испечь успех…

«Экипаж»

Продолжая развивать мысль о ремейках, Николай Игоревич рассказал:

– Я обожаю фильм Митты – в свое время он просто перевернул мое сознание, и человеческое, и зрительское. Очень люблю этого режиссера, мы с ним достаточно давно дружим, это мой настоящий метафизический учитель и в жизни, и в кино.

Еще я был уверен, что этот фильм все помнят и любят, как я. Поэтому, занявшись нынешним проектом, был поражен, что он почти забыт. Многие даже 35-­летние почти ничего о нем не знают. И очень рад, что сейчас, благодаря нашей картине, вновь проснулся интерес к тому фильму.

Александр Наумович сразу поддержал наш проект. Когда я еще сомневался, переснимать ли «Экипаж» (для меня это было все равно что переписывать «Сикстинскую Мадонну»), он сказал: «Берись! Не сомневайся!» Потому что знал, как я люблю его картину, и понимал, что я не буду делать кальку с того фильма. Это будет совершенно другое кино, и в то же время нашу картину будет пронизывать любовь к тому фильму, который я когда­-то видел и который произвел на меня такое ошеломляющее впечатление.

Так и получилось. Я не рассматриваю свою картину как прямой ремейк. Поскольку совсем другие герои, другие ситуации, другая история, и только в узле катастрофы где­-то мы внятно пересекаемся с тем «Экипажем». Это скорее фантазия на тему.

Задание на завтра

Что представляют собой фильмы Николая Лебедева – «Звезда»», «Волкодав», «Легенда №17», «Экипаж»? Понятно, что это не шедевры кино элитарного – не Тарковский, не Феллини, не Куросава. Это то, что я бы обозначил, как крепкое среднее кино. Но именно оно и составляет основу кинематографа. Это то кино, которое у нас было в старые добрые времена.

Как добиться того, чтобы фильм захотелось смотреть во второй, третий, десятый раз? Ведь раньше так и было – и ныне мы смотрим многие старые фильмы, наизусть зная каждый их кадр.

С одной стороны, казалось бы, рецепт предельно прост. Это соединение, во-­первых, зрелищности, остросюжетности, а во-­вторых, душевности и патриотизма. Но если первое можно вытянуть техникой, то второе – если его нет за душой – не создашь никакими ухищрениями. Ни в 3D, ни в IMAX.

Но похоже на то, что Николай Лебедев этот рецепт нашел, и в его лице российский кинематограф обрел режиссера, который в состоянии решать новые задачи нового времени.

– Самое страшное, – убежден Николай Игоревич, – это симуляция. Если нет искреннего чувства, если нет любви к объекту, о котором рассказываешь, вот тогда и происходит не то и не так. Я с большой болью отношусь к тому, что произошло с нашим кино. Оно было срублено на корню в 90-­е. Кинопромышленность оказалась полностью уничтожена – не то чтобы это специально делали, но так случилось. То же произошло и в экономике, и в человеческих отношениях, а кинематограф – это не только искусство, это еще и производство. И в конце 90­-х наше кино с большим трудом стало образовываться заново. И если шаг за шагом мы будем вспоминать о тех классических образцах, которые существовали, о наших традициях, и осмыслим это в новом времени, и прибавим что­-то из мирового опыта – вот тогда и будет у нас кино хорошее и разное.

Олег Качмарский

«Экипаж» высадился в Курске

За двухдневный визит в Курск Николай Лебедев успел провести мастер­-класс для тех, кто мечтает сделать карьеру в киноиндустрии, и трижды встретиться со зрителями. Корреспондент еженедельника «Курск» побывал на одном из таких мероприятий в кинотеатре «Юность».

Николай Лебедев рассказал курским зрителям, для кого специально писал роли, почему не хотел работать с Данилой Козловским и как испытывал Владимира Машкова на семиметровой высоте.

Общению с именитым режиссером предшествовал показ фильма. Более чем на два часа зрители окунулись в историю, которую критики еще до выхода ленты на широкий экран назвали «списком» с «Экипажа» Александра Митты. Немного скептично были настроены и киноманы, изрядно устав от ремейков современных режиссеров на легенды советского кинематографа. Но вышла не очередная копия. Получился оригинал. И в конце фильма летчику Гущину, посадившему самолет без одного крыла, аплодировали не пассажиры. Рукоплескал зрительный зал.

­- Я очень хорошо помню фильм Александра Митты и пришла на просмотр с долей недоверия. Что нового еще можно сказать? Но с первых же минут просмотра поняла: в отечественном кинематографе появился еще один шедевр, -­ поделилась впечатлениями глава города Курска Ольга Германова с создателем картины, который вышел к зрителям, как только на экране замелькали титры.

На сцене с Николаем Лебедевым появился и актер Сергей Кемпо, сыгравший в фильме бортпроводника.

Курян интересовало, насколько реалистичны описываемые события, сколько времени ушло на создание фильма, как режиссер справлялся с характерами звезд отечественного кино, как молодому актеру Кемпо работалось в такой команде.

­- «В авиации возможно все» ­- так говорили нам опытные летчики, -­ отвечал Николай Лебедев. -­ Кстати, в аэрофлоте есть три женщины — командиры воздушных судов. Гораздо больше женщин пилотов. Не пугайтесь их. Они профессионалы и обязательно довезут до пункта назначения.

Как я справлялся с характерами звезд? Настоящая звезда — это профессионал, уважающий людей, с которыми работает. Такой Владимир Машков. На съемочной площадке ему приходилось непросто, но он и виду не подавал. Когда мы снимали сцену, как командир судна Зинченко (Владимир Машков — прим. ред.) по тросу перебирается из одного самолета в другой, Володю подвесили на семиметровую высоту без страховки. В этот самый момент из строя вышел наш «ветродуй». Убедив Машкова в том, что починка не займет много времени, технические сотрудники тут же приступили к делу. Пять минут, десять, пятнадцать Володя висит. Потом он мне рассказывал: «Чувствую, что висеть­то я еще могу, а вот ползти в кадре — уже нет. Кричу тебе: «Коля, снимай!», а ты даешь команду «Мотор!» И Володя пополз. Как у него хватило сил?

Что касается Данилы Козловского, то ни я, ни он не хотели работать вместе в этой картине. Нам отлично работалось в «Легенде №17», и мы оба опасались, что такого же единения уже не случится в «Экипаже». Перед началом съемок репетировали 4 месяца у меня в кабинете, разбирали каждую реплику, и, в конце концов, Данила создал другой характер, отличный от Харламова. Считаю Козловского великолепным артистом.

Для Александры Яковлевой, сыгравшей в первом «Экипаже», я специально написал роль. Для режиссера большое счастье работать с такими актерами!

Николай Лебедев также признался, что отдал этому фильму 4 года жизни, пять месяцев из которых занял съемочный процесс.

В завершение встречи курские зрители сказали режиссеру, что он снял еще одну легенду, и пожелали мэтру как можно больше таких творческих побед. Во всяком случае, не менее семнадцати.

Серафима Малахова