Сто и одна идея генерал-губернатора

17:09, 26.04.2016

руцкойАлександр Руцкой вновь делает попытку использовать Курскую область как аэродром для взлета в большую политику.
Об этом он заявил в минувшие выходные на специальной пресс-конференции. Это уже не первая попытка одиозного генерал-майора взять «Измаил». Предыдущие увенчались фееричным провалом, и «старый конь» опять не смог войти в борозду. Собственно, удивляться этому факту не приходится. Что может предложить своим потенциальным сторонникам 69-летний летчик, сбитый еще в Афгане? Хотя в способности генерировать, прямо скажем, сомнительные идеи Александру Владимировичу не откажешь. Куряне в этом успели убедиться в период его безраздельного царствования в регионе. Еще тогда государь-губернатор обещал превратить область во второй Кувейт. Правда, не уточнял, в Кувейт до начала иракской войны или после. Если после, то он сдержал свое обещание — область была на грани банкротства, как и Кувейт после отступления войск Хуссейна, которые сожгли все, что могло гореть, спасаясь от ударов НАТО.

Много воды утекло с тех пор, когда Руцкой стоял у руля области. Теперь он живет в Подмосковье и лелеет надежду вновь воссиять на политическом небосклоне, а куряне до сих пор помнят его попытки поднять сельское хозяйство при помощи аэродинамического плуга. Что это за зверь такой, сказать трудно, ведь даже если это чудо техники кто-то и видел, то лишь на закрытых показах. Ну а селяне так и возделывали чернозем, как могли, на разбитых «МТЗ» с кое-как притороченными культиваторами, в надежде, что солярка не закончится в самый разгар работ. Но полет мысли губернатора было уже не обуздать. Теперь на выручку крестьянину должны были прийти страусы. Как говорил сам Руцкой, один страус может заменить сотню петухов. Но вот беда, диковинная птица так и не стала родной для селян. Так или иначе, в деревнях страусов только по телевизору и видали.

Дела мирские губернатору были чужды, он грезил о великом. Например, накрыть Красную площадь стеклянным куполом. Эта идея посетила тогдашнего главу региона после очередного вояжа за границу. Под стеклянными сводами должны были цвести дивные сады, возможно, в несколько ярусов — по примеру эпических садов Семирамиды. Но снова что-то пошло не так, и купол не состоялся. Как не состоялось и курское море с живописными островами и гранитными берегами. Организовать водоем для бесперебойного водоснабжения города должны были голландские специалисты.
Но, видно, квалификация иноземцев подвела. Море выкопали на болотах, и вместо живописного уголка природы получилась лужа, затянутая ряской. Разводить там уток Руцкой не сообразил.
«В области перебои с водой. Водохранилище даст «постоянную» воду. Кроме того, из Голландии привезли специальные земснаряды для намыва берегов и островов. С точки зрения эстетики, область сразу же преобразится. Я по натуре художник, тяготею к идиллии и изяществу», — вещал экс-губернатор.
Что ни говори, а тяга к изяществу у Александра Владимировича, несомненно, была. После его прихода из Дома советов мигом выбросили старые советские стулья и переоборудовали кабинеты согласно канонам современного дизайна.

Поговаривают, даже джакузи завезли на удивление уборщицам. Чувство стиля у губернатора было и в одежде. Как позднее писал в своих мемуарах Борис Ельцин, Руцкой изрядно нервировал его постоянными замечаниями по поводу гардероба. Стремление к изыскам и помпезности проявилось и в строительстве триумфальной арки, памятника Александру Невскому и ряду других творений «скульптора» Руцкого. До Церетели он, конечно, недотягивал, но в искусстве наследить успел. Это, пожалуй, чуть ли не единственные воплощенные в жизнь идеи. По крайней мере, собственное эго было удовлетворено.

Просто снедаемый тягой к глобальным преобразованиям, Руцкой всерьез хотел проложить подземный тоннель от Железнодорожного округа через Московскую площадь в сторону Северо-западного микрорайона.
Для этого в 1997 году в Курск пригласили столичных метростроевцев. Но метро в областном центре так и осталось утопией, как и фуникулер, спускающийся к Центральному рынку. Были и другие идеи: собирать из старых тракторов новые и производить в Курске «Газели». А тем временем разрушались дороги, ветшали школы и больницы, а здания детских садов раздавали направо и налево частным организациям. Кроме того, разваливались курские предприятия, и тысячи курян сидели без зарплаты.
И кто знает, как бы сейчас выглядел областной центр, если бы генерал задержался тут еще немного. Но даже высшие силы не помогли Александру Владимировичу удержаться в своем кресле. А прибегнуть к их помощи попытки были. Одному Богу известно, что искал губернатор в селе Липино, но поговаривают, что место это обладает некой магической силой.
Раньше на месте села было поселение скифов. Единственное, что теперь напоминает об этом, — колодец, построенный ими в VIII веке до нашей эры и сохранившийся до наших дней. Он и стал местом паломничества губернатора Руцкого. Видимо, он верил в байки о сверхъестественной силе старой скважины и был не прочь стать ее повелителем. Для поисков сакральных артефактов он даже снарядил туда экспедицию в составе столичных магов, экстрасенсов и других представителей оккультных течений. Чем конкретно они там занимались, никто не знает, но местные жители потом долго рассказывали о каких-то магических обрядах. Говорят, хотели привлечь энергетику колодца на благо губернатора.
Вообще, страсть к оккультизму у Руцкого — это семейное. Например, в газетах того времени писали, что мама Александра Владимировича пыталась наслать порчу на одного из курских прокуроров и даже угрожала тому осыпать его кладбищенской землицей. Но Фемида осталась непреклонной, а энергия колодца не смогла помочь генералу вновь стать губернатором. Такой вот он, Александр Руцкой, — верит в магию, любит страусов и джакузи. Таким он и запомнился курянам. А еще запомнился тем, что, проиграв очередные выборы, в сердцах назвал так любимый им соловьиный край дырой. Здесь он и не скрыл то, что осталось после его руководства.

Виталий Тарков

Вернуться к списку

Загрузка...

читайте также: