Свидетельница целой эпохи: Александра Фарсикова из Касторенского района отметила свое 95-летие

В честь большого юбилея Александра Федоровна поделилась воспоминаниями о прожитых годах и своей житейской мудростью с редакцией газеты «Вести» Касторенского района.
13:42, 19 июля 2019

Сегодня Александра Фарсикова проживает в селе Раздолье, а родилась она в селе Верхняя Грайворонка того же района, 15 июля 1924 года.

— Кроме меня в нашей семье было еще четверо детей: младшие сестры Варя, Лида и Нюся, она умерла от черной оспы, и брат Коля. Папа с мамой работали в колхозе разнорабочими, а мы были дома. Жили дружно, — рассказывает пожилая женщина.

Маленькая Саша пошла в школу в 8 лет, но окончила только три класса. Больше родители ее туда не пустили, потому что ребенку нечего было одевать.

— Дома-то можно кое в чем ходить, в чунях, которые папа сам плел, — отметила Александра Федоровна.

Когда девочке исполнилось 10 лет, ее посадили за пряху. Она пряла волну для семьи и для других людей, а потом мама научила ее вязать чулки, носки, варежки. Став еще чуть постарше, Саша вместе с другими ребятишками стала полоть колхозные поля.

— Сорванную траву мы складывали в большие фартуки и выносили на дорогу, потому что на поле бросать не разрешали. Трудно было, а придешь домой — маме надо помогать, — вспоминает юбилярша.

Ярко в ее памяти запечатлелись голодные 1936-й и 1937-й годы, когда есть совсем было нечего. Даже приходилось просить что-то съестное у других селян.

— Зимой мама одна по нескольку дней ходила, чтобы хоть что-то собрать. Страшно: и замерзнуть могла, и волки разорвать. Потом председателю люди сказали, что мы одни, он нам картошки и проса привез. Летом мы травой питались: сурепкой, щавелем, полевым чесноком. Опухали все, у меня лихорадка случилась, мама думала, помрем, но мы выжили, — говорит Александра Фарсикова.

В 15 лет она уже наравне со взрослыми работала в колхозе. Сначала очищала тракторам плуги, потом в поле сено, хлеб вручную косила, снопы вязала, зерно в заготовку на волах возила. Только жизнь постепенно начала налаживаться, наступил 1941 год.
— Папу забрали на фронт, а мы остались работать за мужиков. Стали рыть окопы, дороги расчищать. А когда пришел немец, день и ночь нас гоняли траншеи копать. Зимой в снегу чуни намокнут за целый день, в хате, где ночевали, засунем их в печь, к утру все равно сырые. Снимешь чуни, ноги красные, как у гуся, и, скажи ты, не болели. Страшно только было до смерти. Немцы отмерят каждому норму, сколько рыть, а сами ходят с автоматами. Мы разогнуться боялись, не дай Бог станешь, а он возьмет да выстрелит, — вспоминает бабушка.

Вскоре после освобождения, молодую девушку послали на лесоразработки в Карелофинск. Здесь она обрубала сучья со спиленных деревьев.

— Нам давали паек: яичный порошок, хлеба немного, на поле мы рыли прелую картошку и делали из нее лепешки. Тем и кормились. После леса нас перевели на завод, где порох делали. Мы его, тяжеленный, таскали и на стеллажи складывали. Угорали, бывало. Долго так работали, а потом нас с подружкой в молодежное общежитие перевели. Здание большое, комнат много, везде надо пол помыть, воды наносить, дров и угля натаскать, печи растопить, — рассказывает Александра Федоровна.

Здесь она познакомилась с Николаем и вышла за него замуж. Пока супруги ожидали первенца, главу семьи забрали на три года в армию, а Александра переехала жить к его маме. Так они оказалась в Раздолье.

— Муж из армии пришел, мы стали в совхозе работать. Купили себе хатушку, стали обживаться. Второй сын родился. Всю жизнь я отработала в колхозе за трудодни, палочки вместо денег. Сначала свеклу полола, потом 20 лет дояркой работала. Начальником я никогда не была. Все знают, свои медали трудом да потом заработала. Не стесняясь, ношу почетные звания «Труженик тыла» и «Мать-героиня», — говорит Александра Фарсикова.

Александра Федоровна вместе с мужем родила и вырастила пятерых детей. Супруги построили себе дом, правда пожить вместе в нем почти не довелось. Муж женщины умер в 45 лет от болезни. Сегодня о пожилой женщине заботиться ее дочь, которая живет по соседству. Прожив столько лет, испытав многие лишения, сегодня Александра Фарсикова не жалуется, а говорит, что у нее все хорошо:

— Я богатая. У меня четырнадцать внуков, семнадцать правнуков и один праправнук. Все теперь хорошо.

Вернуться к списку

Загрузка...

читайте также:

Загрузка...