РИА Курск

Загружаем...

В переводе на семейный



В переводе на семейный

В этом году исполнилось 140 лет со дня рождения известной курской переводчицы и общественного деятеля начала ХХ века, супруги выдающегося русского поэта и прозаика Федора Сологуба, Анастасии Чеботаревской.

Дар по рождению

Она появилась на свет в Курске 7 января 1877 года в семье адвоката. Когда девочке было три года, ее мать заболела тяжелой душевной болезнью, которая окончилась самоубийством. К тому времени семья уже перебралась в Москву.

Чрезвычайная впечатлительность и нервность, доставшиеся от покойной матери, усугублялись обстоятельствами трудного детства – материальной нуждой, почти неизбежной в быту очень многочисленного семейства: помимо семерых детей от первого брака, во втором отец имел еще шестерых.

При этом Анастасия с детства обладала незаурядной энергией и целеустремленностью, которые способствовали ей при самых неблагоприятных внешних обстоятельствах получить хорошее образование и сформироваться как самостоятельной творческой личности. По окончании частной гимназии З. Д. Перепелкиной, одной из лучших в Москве, она поступила на историко­-филологическое отделение московских курсов «Коллективные уроки». Обучение и первые литературные опыты приходилось сочетать с работой ради денег – частными уроками, службой в Статистическом комитете.

Первые годы нового века Чеботаревская, после смерти отца, провела в основном за границей; с осени 1902 года она – слушательница в Русской высшей школе общественных наук, основанной в Париже видным юристом и историком М. М. Ковалевским, одним из столпов российского либерализма. К тому времени относятся и первые литературные опыты: ее рассказы, статьи об искусстве, литературно­-критические обзоры и рецензии появляются в столичных журналах «Русское богатство», «Правда», «Журнал для всех». Выполненные ею переводы отличаются широким тематико-­стилевым диапазоном — от пьес Мориса Метерлинка и прозы Октава Мирбо до очерка Гуго Печа «Друг народа Жан­-Поль Марат», вышедшего в свет в массовой серии «Знание – сила, сила – знание» в1906 году.

Судьбоносное решение

Революционной осенью 1905 года Чеботаревская возвратилась в Россию и поселилась в Петербурге. Работала в редакции «Журнала для всех», затем в газете «Товарищ». Весной 1907 года у нее возникла ставшая судьбоносной идея подготовить и издать книгу автобиографий современных русских писателей. С этим она и обратилась к целому ряду авторов, в том числе и к Федору Сологубу. Книга не состоялась, однако начавшееся в этой связи общение с писателем привело к их дружескому сближению, а затем и к решению соединить свои судьбы.

Сразу по завершении дачного сезона 1908 года Чеботаревская переехала к Сологубу, с этого времени и начинается их совместная супружеская жизнь. С ее появлением весь бытовой уклад в их доме кардинальным образом изменился: незаурядные усилия жены были направлены на то, чтобы бедную жизнь полупризнанного писателя­-анахорета претворить в «сладостную легенду», а скромное, неказистое жилище – в блестящий литературный салон, в котором собирался почти весь тогдашний театральный, художественный и литературный Петербург.

Союз душ в браке Сологуба и Чеботаревской оказался удивительно слаженным и цельным; вся их совместная жизнь и творческое поведение – результат проявления двуединой воли и двуединой индивидуальности.

Знаменательно, что в интимном, «домашнем» общении (и в переписке) супруги называли друг друга одним именем: Малим – как бы ниспосланным из лучшего мира, сходным с ранее рожденными сологубовскими «томлением к иным бытиям» звездой Маир, землей Ойле, рекой Лигой.

Творческий симбиоз

Чеботаревская прилагала немало сил для устройства литературных дел Сологуба, для пропаганды его творчества. Она составила объемистый сборник «О Федоре Сологубе. Критика. Статьи и заметки»; в книгу вошла и ее статья «Творимое творчество», в которой была предпринята попытка осмыслить написанное Сологубом как единое создание художника-­мыслителя, объединенное цельной философско­-эстетической идеей.

Об этой роли настоящего ангела­-хранителя выразительно сказал Aким Волынский: «Анастасия Николаевна Чеботаревская, всесторонне образованная женщина, превосходная переводчица, живая и темпераментная журнальная обозревательница, была какою­-то рьяною, ревниво страстною послушницей при настоящем священнослужителе литературы. Она брякала открыто цепями благовонного кадила, разнося млеющий дымок славы Сологуба по всем направлениям. С горячностью она отстаивала его интересы по всякому делу, большому или малому».

Продолжала Чеботаревская заниматься и собственной литературной деятельностью: художественным переводом (ей принадлежит, в частности, первый полный русский перевод «Красного и черного» Стендаля), составлением антологий «Любовь в письмах выдающихся людей XVIII и XIX века», «Думы и песни», «Россия в родных песнях», «Война в русской поэзии», работой над книгой «Женщина накануне революции 1789 года».

После Февральской революции совместная литературно­-общественная работа выдающихся супругов какое­-то время продолжалась с прежней активностью, но затем постепенно сошла на нет. Вместе с мучительными бытовыми невзгодами все это разрушительным образом сказалось на нервной системе Чеботаревской, и без того неустойчивой и сильно подорванной. С 1919 года все их усилия были направлены к тому, чтобы выехать за границу.

В сентябре 1921 года, наконец, все препятствия были преодолены, но покинуть Россию им не пришлось: Анастасия Николаевна внезапно заболела психастенией. Воспользовавшись кратковременным отсутствием мужа, она ушла из дому и с дамбы Тучкова моста бросилась в реку Ждановку. Похоронили ее на Смоленском православном кладбище, а через 6 лет рядом с могилой жены нашел свое последнее земное пристанище и Федор Сологуб.

Олег Качмарский